Центр поддержки
профессиональных союзов
и гражданских инициатив
"Куда пролетарию податься?" или "Послесловие к юбилею"

Неприличный фарс с протаскиванием через Думу закона о монетизации льгот поставил перед обществом среди прочих принципиальный вопрос: а кто, собственно, есть реальный защитник трудящихся? Представленные в Думе партии? - об этом и говорить смешно. Несколько отчаянных депутатов, последовательно и в меру сил пытавшихся "бодаться" с Думой, не в счет.

"Самая массовая", "самая демократическая", самый главный оплот гражданского общества, самая-самая-самая ФНПР? - всерьез говорить об этой наследнице шелепинского ВЦСПС, об этом реликте коммунистических времен - даже как-то неприлично. По распухшим физиономиям ее несменяемых лидеров легко догадаться, кого они защищают и что за это имеют. Все их достижения за последние годы - это написанный ими для самих же себя закон о профсоюзах, закрепивший их монополию на профсоюзном поле, и Трудовой кодекс, закрепостивший наемного работника.
Все они вместе, в дружном взаимодействии с коррумпированной властью, с новыми вороватыми работодателями успешно посрамили классиков, на деле доказав, что в одну телегу вполне можно впрячь коня и трепетную лань. И с помощью столь допотопной тягловой силы тащить страну в болото нового застоя, не переставая твердить о благословенной стабильности.
Кто же за вычетом их? Не побоимся сказать - никого! В самом начале 90-х, когда надежды на новое демократическое рабочее и профсоюзное движение казались реальными, когда они были подкреплены мощной демократической волной, поднявшейся снизу, ваш корреспондент взял большое интервью у тогдашнего председателя Совета рабочих комитетов Кузбасса Вячеслава Голикова. Среди других проблем Голиков говорил тогда о необходимости создания на базе рабочих комитетов подлинных, а не марионеточных профсоюзов, в первую очередь, шахтерских, способных отстаивать права своих членов и перед властью, и перед работодателями, используя в том числе и такое испытанное оружие рабочих, как забастовка.
Где они сегодня - эти желанные и долгожданные профсоюзы? Тот же Вячеслав Голиков в ответ на этот вопрос долго молчит, затем тяжело вздыхает и как отрубает: "Нет в стране никаких профсоюзов. Не состоялись. У тех, которые еще как-то влачат существование, или мало мощи, или заигрывают с властью. Самое печальное, что тихо скончался Независимый профсоюз горняков. Во всяком случае, никакого влияния в Кузбассе он не имеет".
Впрочем, Голикова решительно опроверг председатель кузбасского регионального отделения НПГ Сергей Кононов. Он считает, что "самый главный положительный результат почти 15-летней деятельности НПГ - это осознание его лидерами и большинством рядовых членов профсоюзов того, что достигать поставленные цели необходимо путем ведения конструктивного диалога за столом переговоров, а не призывами на баррикады и забастовки".
Бог его знает, какие такие "поставленные цели" у кузбасского профбосса, но его легко угадываемый "прогиб" перед властью исполнен вскоре после страшной трагедии на шахте "Тайжина" (причину которой многие специалисты-горняки видят в алчности хозяев и нежелании власти определить, наконец, какое количество угля Кузбасс может выдать на-гора без ущерба для населения и природы), после беспрецедентного террора, развязанного всеми ветвями власти против руководителей НПГ в Копейске (Челябинская область).
Призыв Кононова в духе кота Леопольда еще и потому смешон, что та самая региональная власть, с которой он желает конструктивно разговаривать исключительно "за столом", кризисным летом 1998 года гнала шахтеров на Москву: "Почему вы блокируете Кузбасс? Вам какая разница, где перекрывать (речь шла о перекрытии Транссиба - А.В.). Езжайте в Москву. Отрежьте Москву от Дальнего Востока" (цитирую по журналу "Новое время" - А.В.).
Тем не менее, Кононов предложил участникам событий 15-летней давности "дать оценку пути, который прошло рабочее движение" (цитирую по "Кузнецкому тракту"). Оценки эти оказались чрезвычайно противоречивыми, если не сказать взаимоисключающими.

"В одну телегу впрячь..."

11 июля в Москве состоялся Международный съезд профсоюзов России, Украины, Беларуси и Казахстана, "посвященный 15-летию первой всеобщей забастовки шахтеров на территории СССР". С российской стороны в съезде участвовали ФНПР, Всероссийская конфедерация труда (ВКТ), Конфедерация труда России (КТР) и отдельной строкой - Независимый профсоюз горняков (НПГ). Ни для кого не составляло секрета, что съезд проходит под эгидой ФНПР, хотя Александр Сергеев (председатель НПГ, формально возглавлявший оргкомитет) приходит от таких подозрений в ярость.
"Трудящиеся хотели, чтобы их голос услышали, и при этом не только в вопросах условий труда, но и в вопросах отношения к самим наемным работникам и методам управления их предприятиями. Трудящиеся хотели, чтобы их права соблюдались. Именно поэтому они решили объединиться в профсоюзы. Они создали рабочие комитеты, комитеты действий и призвали власть вступить с ними в коллективные переговоры. Советская власть - а после нее и власть российская, равно как и власти большинства стран СНГ - была вынуждена пойти на переговоры. В 1992 году было подписано первое отраслевое тарифное соглашение".
LetterF('(Из резолюции съезда)')
  (Из резолюции съезда)

В этой цитате - главная ложь ФНПР и впрягшегося с ней в одну телегу, когда-то свободного НПГ. Не было в 1989 году никаких профсоюзов (не ВЦСПС же считать профсоюзом). Рабочие комитеты не призывали, а заставили власть сесть за стол переговоров. И за этим самым столом оказались: рабочие комитеты - по одну сторону; власть и ВЦСПС - по другую. Объехав летом 1991 года, накануне выборов первого российского президента, весь Кузбасс, свидетельствую: не было у рабочих комитетов злейшего врага, чем фенепеэровские профсоюзы.
Или вот - что это за скороговорка: "Советская власть - а после нее и власть российская..."? За этой скороговоркой самая главная ложь-умолчание. Итог шахтерского движения не в том, что спустя три года "было подписано первое отраслевое тарифное соглашение" (да и соглашений было не одно, а два: гладенькое - для Росуглепрофа, и вымученное - для НПГ). Сводить все дело к тарифному соглашению - значит, или не понимать, или пытаться дискредитировать тектонические подвижки тех лет. А главный итог был в том, что именно благодаря шахтерскому движению конца 80-х был сломан хребет тоталитаризма, отменена 6-я статья Конституции, а к власти пришли демократы. Похоже, что сегодня "объединенные профсоюзы" стесняются об этом вспоминать. Как бы нынешняя власть чего не заподозрила... Это даже не заявление представительного съезда. Это верноподданнические заверения холопов в своей искренней преданности хозяевам.
Ничего более содержательного на съезде не было. Главный вопрос, который после него остался: каким образом в одном зале с ФНПР оказались профсоюзы, которые несколько лет назад еще именовались свободными? И каким немыслимым образом под приведенной выше фальшивкой следом за ФНПР оказались и их подписи?

Войти в ту же реку...

Деградация Независимого профсоюза горняков (НПГ) началась давно и связана, главным образом, с двумя взаимосвязанными причинами: деградацией и перерождением самого демократического движения и деятельностью его лидера Александра Сергеева. Итогом этого печального процесса стало "сидение" на Горбатом мосту летом 1998 года, когда Сергеев стал прямым орудием сил реванша (с одной стороны) и заложником откровенного криминалитета (с другой). История с 400 тысячами долларов, выделенными для НПГ из угольного транша, до сих пор требует расследования. В итоге Сергеев вынужден был уйти.
Другая беда свободных профсоюзов - неумеренные политические и финансовые амбиции лидеров, приводящие к перманентным слияниям, размежеваниям, поискам политической "крыши", не имеющим никакого отношения к интересам рядовых членов профсоюзов. Все это естественным образом поставило в повестку дня вопрос о путях вывода профсоюзного движения из кризиса, поиска новых форм.
Так пару лет назад образовался Центр поддержки профсоюзов и гражданских инициатив (Профцентр). Председателем Совета Профцентра стал известный кузбассовцам Михаил Кислюк, генеральным секретарем Владимир Подопригора (вице-губернатор Новгородской области и председатель ЦК Демпартии России), исполнительным директором - Юрий Миловидов (известный ученый, специалист по профсоюзному движению, официально объявленный врагом N 1 ФНПР).
В марте нынешнего года (прошу следить за хронологией) совет Профцентра принял постановление созвать 10 июля в Москве Всероссийский съезд рабочих. Приурочили его все к той же памятной дате - 15-летию шахтерских забастовок. Пригласили всех желающих, в том числе из ФНПР, даже послали приглашение бывшему лидеру польской "Солидарности" Леху Валенсе.
В состав оргкомитета, кроме уже названных лиц, вошли (прошу внимания!) Александр Шепель (президент КТР), Александр Бугаев (президент ВКТ), еще десяток профлидеров различных отраслей. То есть те самые профдеятели, которые участвовали в фенепеэровском съезде (будем для простоты называть его так) и которые поставили свои подписи под заявлением того съезда. Вот тебе, бабушка...
Тут следует разобраться, поскольку вряд ли кто в России внятно объяснит, что такое ВКТ, что такое КТР и чем они различаются?
Во Всероссийскую конфедерацию труда входит НПГ ( к его руководству неисповедимыми путями вернулся Александр Сергеев), федерация профсоюзов РАО "Норникель" (последний когда-то просто входил в НПГ). В Конфедерацию труда России входят профсоюзы докеров, моряков, локомотивных бригад железнодорожников и некоторые помельче.
Создание нового профобъединения, не согласованное с Кремлем, не на шутку напугало всех постоянных игроков на профсоюзном поле, и саму власть, столь трудно наладившую в стране "конструктивное социальное партнерство". Началась спецоперация по превентивной дискредитации и дезавуированию нового Профцентра и готовящегося съезда. Не стану гадать, где, кто и как обрабатывал Сергеева, Бугаева и Шепеля. Подозреваю, что двух последних обрабатывали руками самого Сергеева, уже вполне послушного.
Первым наносит удар Сергеев. Он шлет Кислюку и Миловидову невнятное по форме и оскорбительное по содержанию письмо, в котором отказывается от участия в работе Профцентра. Мол, вместо консолидации, опять размежевание, и, вообще, на какие деньги существуете? Через неделю отказывается Бугаев, а вскоре и Шепель.
Тем временем председатель ФНПР Шмаков рассылает по России заявление, где с тревогой предупреждает свою профсоюзную номенклатуру, что Кислюк с Миловидовым призывают "к серьезному реформированию ФНПР", что "ФНПР работает исключительно на чиновников" и что это перечеркивает "огромную, самоотверженную работу многих тысяч активистов ФНПР".
Следом зам. председателя ФНПР Суриков рассылает руководителям членских организаций подметное письмо, где мажет грязью "скандально известного в профсоюзных кругах Миловидова" и настрого предупреждает - никакого участия в работе "кислюковского" съезда.
В адрес "дорогого брата Валенсы" уже объединившиеся перед общей угрозой Шмаков, Шепель и Бугаев шлют другое подметное письмо. Организаторов съезда рабочих в нем именуют раскольниками ("по мнению некоторых экспертов, их деятельность финансируется крупным капиталом" - каково!?). Так что не приезжай к ним, брат Валенса, "не дезориентируй рядовых российских рабочих".
За неделю до съезда мало кому известное информагентство "Арбитръ" публикует в Интернете текст, от которого за версту несет неистребимым духом Лубянки. Там в одной куче все сразу: ЦРУ, которое через американские профсоюзы развалило режим Альенде в Чили, создало польскую "Солидарность", организовало "революцию роз" в Грузии, выкормило альтернативные профсоюзы в России и еще много чего. Сюда же приплели Кислюка, по которому Генпрокуратура плачет, Рыбкина, который кормится с рук Березовского. Ну и, конечно, Амана Тулеева, который вопреки всем упомянутым проискам и врагам превратил Кузбасс в цветущий сад. Хорошо помню, как в начале 90-х ФНПР распространяла точно такие же листовки, состряпанные на все той же Лубянке, где клеймила американцев, ЦРУ и свободные профсоюзы.
Но съезд, тем не менее, состоялся. Более того, на нем присутствовали представители около трех десятков членских организаций ФНПР, а всего около сотни членов ФНПР. Съезд приветствовал Владимир Лукин, уполномоченный по правам человека в РФ ("готов сотрудничать с вами во имя реализации естественных и неотъемлемых прав граждан"). Теплое приветствие прислал Лех Валенса: "15 лет назад вы сделали правильный шаг. Сегодня стоит подумать, был ли этот шаг достаточным".
Выступили видные политики и общественные деятели. Владимир Подопригора, председатель ЦК Демпартии: "Толмачи президентских высказываний из "Единой России" несут в страну раздор, развал, смятение, хаос, нищету. Кто восстанет против всего этого? Только мы". Лев Пономарев, лидер общественного движения "За права человека": "Сегодня ситуация не лучше той, что была 15 лет назад, когда фактически рухнул государственный строй... В нашей конституции записано, что Россия является социальным государством. Но все, что делается нынешним правительством - это полный отказ от социальной политики". Эдуард Кинстлер, бывший председатель НПГ, ныне горнорабочий шахты "Капитальная" (Копейск) рассказал о чудовищном произволе властей Челябинской области и владельцев шахт в отношении лидеров профсоюза, вплоть до применения силы. Профсоюз вынужден действовать фактически в подполье. "Что за демократия, - задал съезду вопрос Эдуард Кинстлер, - о которой так много говорится с высоких трибун, в том числе президентом, если работники вынуждены подпольно состоять в профсоюзе".
Григорий Томчин, член политсовета "Союза правых сил", президент Ассоциации приватизируемых и частных предприятий говорил о "треугольнике" социального партнерства: "В нем есть слабые звенья. Прежде всего, это ответственность власти и работодателей. Ее вообще нет. Речь идет об абсолютно низкой и позорной заработной плате". В финале своего выступления он задался риторическим вопросом: "Так надо ли бежать на улицы или нам надо организовать настоящие профсоюзы?" И сам же ответил: "Снести нынешние профсоюзы, которые сегодня у власти, которые сегодня легко поддерживают любые решения, наподобие - "Повысим зарплату". Инфляция проглатывает все повышения, а ФНПР снова на коне. А вот если мы выдвинем настоящие требования и вместе с работодателем заставим власть работать на рынок труда, вот тогда и только тогда мы нормально заживем".

  Александр ВОДОЛАЗОВ.
Собственный
парламентский
корреспондент "НГ".


  "Наша Газета" N33 от 06.08.04 Российское издание из Кузбаса

 


<< Предыдущий разделК оглавлениюСледующий раздел >>

 
 

24.04.2016

Путин даже не вспомнил о профсоюзах

31.03.2016

Медведев переплюнул Шмакова

10.02.2016

Как профсоюзники «освоили» 90 миллионов

09.01.2016

Деление и вычитание

15.10.2015

Торговцы в профсоюзном храме

22.07.2015

От «откатов» до заката

Сегодня

19.10.2017
Яндекс.Метрика


Ссылки
Санатории России

 

115093, г.Москва, ул. Люсиновская, д.39, стр.5, подъезд 1, этаж 4

Тел.: 8 (909) 632-91-46

e-mail: profcenter@inbox.ru

Разработано в 2004