Центр поддержки
профессиональных союзов
и гражданских инициатив
Грянет ли в России новая революция ?

Для большинства российских граждан события столетней давности (1905-1907г.г.) ассоциируются, благодаря обязательному среднему образованию, с первой русской революцией, с «кровавым воскресеньем», с попом Гапоном, с кипучей деятельностью большевиков. Для меньшинства, это еще броненосец «Потемкин» и крейсер «Очаков», октябрьская политическая стачка и царский манифест от 17 октября, декабрьское вооруженное восстание и появление Государственной Думы, рождение партий кадетов и октябристов, а также черносотенных организаций… Но это все, так называемый, событийный ряд, а что нам известно о конкретных участниках и очевидцах тех исторических потрясений? Помимо попа Гапона и царя Николая II на ум мгновенно приходят Ленин, Плеханов, Бауман, Милюков, Гучков, Шмидт, Витте, Булыгин, Столыпин… Если полистать учебники истории и специальную литературу можно найти еще несколько десятков фамилий, среди которых Горький, Короленко, Маковский, Блок, а также гораздо менее известные Вакуленчук и Матюшенко (броненосец «Потемкин»), Ноздрин (Иваново-Вознесенский совет уполномоченных), Лядов и Ухтомский (декабрьское вооруженное восстание), Скворцов-Степанов и Курский (Московское центральное бюро профсоюзов) и…все!? Или почти все. Вот тут и возникает очень важный, как для истории, так и для современности, вопрос - а почему так безлика и скудна именами наша отечественная биография? Правильно ли это, оправданно ли?

Неужели тот или иной человек вольно или невольно соприкоснувшийся, порой ценой собственной жизни, с историческим событием, не заслуживает хотя бы простейшего упоминания своей фамилии в рукотворных памятниках человеческой истории? Взять к примеру тех «двух рослых кузнецов, прикрывших своими телами Гапона». Как их фамилии, каковы их судьбы, почему оказались рядом с Гапоном и почему ради его жизни пожертвовали своими, что стало с их семьями и есть ли у них потомки??? Или, кем были те первые убитые 9 января 1905 года «мальчик, несший фонарь, и старик, державший царский портрет»? А кого конкретно мы можем назвать в том множестве людей, убитых и раненых непосредственно на Дворцовой площади, «среди них много детей, шедших с отцами и школьников, взобравшихся на решетку и деревья Александровского сада. Они были «сняты» пулями карателей». А что нам известно о тех самых карателях, которые, не зная «ни права, ни закона», «цинично и безжалостно» стреляли в своих сограждан и шашками вспарывали им животы? Очевидно, что главными карателями явились царь и его правительство, но кто же был тот , например, офицер из рассказа М.Горького «9-е января», который трижды смертельно выстрелил в «голубоглазого бородатого человека» и «ткнул шашкой в живот» упавшему подростку, а потом «воткнул ее еще раз». И кто же они, оставшиеся безымянными «голубоглазый бородатый человек» и «упавший подросток»!?

Всего же только в одно воскресенье, ужасное «кровавое воскресенье» 1905 года, невинно погибло от рук самодержавной власти более тысячи двухсот человек. Точного количества жертв, по-видимому, не знает никто, т.к. власть, как это всегда бывает, старательно скрыла следы своего кровавого преступления. Прошло сто лет, но мы, по-прежнему, приводим только сухие безликие цифры человеческой массы. Но ведь те люди боролись и за нашу свободу, за наш 8-часовой рабочий день, за наши безопасные условия труда, за наше избирательное право… Вот лишь некоторые выдержки из петиции царю:

«Мы, рабочие и жители города С.-Петербурга, разных сословий, наши жены, дети и беспомощные старцы-родители, пришли к тебе, государь, искать правды и защиты.Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосильным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей, к нам относятся, как к рабам, которые должны терпеть свою горькую участь и молчать.Мы и терпели, но нас толкают все дальше в омут нищеты, бесправия и невежества, нас душат деспотизм и произвол, и мы задыхаемся. Нет больше сил, государь! Настал предел терпению. Для нас пришел тот страшный момент, когда лучше смерть, чем продолжение невыносимых мук… Государь, нас здесь многие тысячи, и все это люди только по виду, только по наружности, в действительности же за нами, равно как и за всем русским народом, не признают ни одного человеческого права, ни даже права говорить, думать, собираться, обсуждать нужды, принимать меры к улучшению нашего положения…Мы, рабочие и народ, не имеем никакого голоса в расходовании взимаемых с нас огромных поборов. Мы даже не знаем, куда и на что деньги, собираемые с обнищалого народа, уходят. Народ лишен возможности выражать свои желания, требования, участвовать в установлении налогов и расходовании их. Рабочие лишены возможности организоваться в союзы для защиты своих интересов.Государь! Разве это согласно с божескими законами, милостью которых ты царствуешь? И разве можно жить при таких законах? Не лучше ли умереть, умереть всем нам, трудящимся людям всей России? Пусть живут и наслаждаются капиталисты - эксплоататоры рабочего класса и чиновники - казнокрады и грабители русского народа…Россия слишком велика, нужды ее слишком многообразны и многочисленны, чтобы одни чиновники могли управлять ею. Необходимо (народное) представительство, необходимо, чтобы сам народ помогал себе и управлял собою…Пусть каждый будет равен и свободен в праве избрания, и для этого повели, чтобы выборы в учредительное собрание происходили при условии всеобщей, тайной и равной подачи голосов…У нас только два пути: или к свободе и счастью, или в могилу… пусть наша жизнь будет жертвой для исстрадавшейся России. Нам не жаль этой жертвы, мы охотно приносим ее!»

Перечитав множество советских и современных учебников по истории, только в одном - «Отечественная история. ХХ век.» 1997 года издания удалось я обнаружить всего лишь одну конкретную фамилию из числа жертв «кровавого воскресенья». Это фельдшерица М.Л. Бердичевская. Смертельно раненая, она умерла со словами: «Я ни на минуту не раскаиваюсь, что пошла на баррикады». Речь, по-видимому, идет о баррикадах, воздвигнутых уже к вечеру 9 января 1905 года. В другом, более раннем, советском сборнике революционных мемуарах «На баррикадах» 1984 года издания все та же М.Л. Бордичевская названа учительницей и членом Василеостровского районного комитета РСДРП. В этом же издании буквально вскользь упоминаются еще несколько человек, погибших 9 января, то ли во время шествия к царю, то ли уже на баррикадах:»Многие большевики погибли от царских пуль - путиловцы Н.П. Волков и Г.Г. Ханцев, … рабочий завода «Речкина»Л.В. Васильев, член Александровского подрайонного комитета Арк. Афанасьев, ткачиха М.Г. Егорова, М.В. Казанцев, К.В. Архангельский и другие».Получается так, что даже правящая в советские времена партия - КПСС, наследница РСДРП не смогла или не захотела назвать полный список всех погибших 9 января, хотя бы большевиков, изучить и опубликовать их развернутые биографии.

С трудом удалось найти и памятник жертвам 9 января. Он находится на одном из питерских кладбищ, которое так и называется -кладбище жертв 9 января. Но почему некогда Преображенское кладбище переименовали в кладбище жертв 9 января уже в годы Советской власти и почему там оказался памятник, сказать сложно? Никакой братской могилы или массового захоронения жертв 9 января на нем обнаружить не удалось. Памятник находится в явном запустении и забвении.

Вызывает недоумение отказ питерских властей на просьбу демократической общественности об открытии мемориальной доски жертвам «кровавого воскресенья» на Дворцовой площади Санкт-Петербурга.

Мне думается, что многие беды и неудачи нашего народа и нашей страны коренятся в неуважении собственной истории, в забвении тех людей, которые сознательно или невольно погибли в борьбе или благородном порыве за право на достойную жизнь, за свободу слова, союзов, собраний…, за право избирать и контролировать государственную власть.

Между тем, всего лишь за 100 лет отечественной истории по вине и попустительстве властей, непосредственно по ее распоряжению погибли десятки миллионов лучших соотечественников, это без учета жертв двух мировых войн. Очевидно, что в числе погибших оказались самые свободолюбивые и самые свободомыслящие граждане, которые не могли и не хотели жить по лжи, не хотели жить, стоя на коленях.

Может быть именно поэтому мы сегодня имеем то, что имеем, а именно: унизительно низкую заработную плату; высокий травматизм на производстве, включая смертельный; массовую бедность и безработицу. А еще массовое вымирание населения, бесконечную войну в Чечне, масштабную коррупцию и преступность. За то мы не имеем массовых социальных протестов против того, что имеем, не имеем развитого гражданского общества, смирились с ограничением свободы слова, собраний, союзов, влачим жалкое и унизительное существование, погрязли в страхе и безысходном тихом одиночестве. И все это на фоне циничной безответственности и наглого непрофессионализма властей и чиновничества.

Цивилизованное успешное развитие нашей страны может протекать, как мне представляется, только в русле развития демократии. С нею необходимо соприкасаться, ею надо овладевать, ее надо беречь и приумножать. Но демократия - это не просто расхожее народовластие, которое у нас очевидно отсутствует, это, прежде всего, состояние духа и традиций нации, это состояние души каждого человека, его способность говорить то, что он думает и говорить так, как чувствует, его способность задавать прямые, порой, неудобные вопросы, делать свои выводы и предложения, а, в конечном счете, совершать поступки.

Взять, к примеру, простейшую проблему противоестественной массовости традиционных профсоюзов. По данным многочисленных социологических опросов уровень доверия общества к ним сегодня составляет от 2 до 5%. Еще меньше людей участвуют в, так называемых, массовых акциях протеста, которые правдивее назвать акциями профсоюзного бессилия. А членство в профсоюзах по данным Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) зашкаливает среди работающих по найму за 80%. Причем это не просто формальное членство, оно сопровождается обязательной ежемесячной уплатой членских профсоюзных взносов. Авторитет абсолютного большинства профбоссов ФНПР в обществе вообще никакой, если не сказать, что отрицательный, но они годами, а то и десятилетиями бессменно сидят в своих профсоюзных креслах. Меняются президенты, губернаторы, депутаты, а профбоссы словно приговорены к отсидке. От простых людей ничего хорошего о профсоюзах и о профбоссах не услышишь, но и массового выхода из профсоюзов мы не наблюдаем, внятных требований об отставке профбоссов - не слышим. Профбоссы, со своей стороны, совершенно не слышат, да и не хотят слышать рядовых членов профсоюзов. Таким образом, казалось бы, в самых демократичных по своей природе общественных организациях - профсоюзах мы наблюдаем с одной стороны массовую нужду и бедность рядовых членов, с другой - неограниченную роскошь, чванство и цинизм ограниченного круга профбоссов. Так давайте же укажем им на дверь, давайте, хотя бы для начала, перестанем отстегивать им свои кровные под привычным видом профсоюзных взносов. Но если мы действительно не верим в нынешние профсоюзы и нынешним профбоссам, то что проще простого - перестать платить им из своего кармана? Надо совершить поступок. Иначе нам никогда не дождаться новых эффективных профсоюзов и подконтрольных нам профбоссов. А если мы боимся или по каким-либо другим причинам не желаем обуздать профсоюзных чиновников, то что же тогда говорить о чиновниках государственных, тем более о государственной власти.

Мне представляется, что наша власть во всем ее многообразии, особо себя не утруждая, внимательно следит за тем, что происходит в наших профсоюзах и делает для себя практические выводы: если уж в профсоюзах нет никакой демократии, подотчетности и подконтрольности, то чего же нам то особо беспокоиться!? В результате власть ведет себя вполне адекватно, а точнее делает с нами все, что захочет. Захотела отменить льготы ветеранам, инвалидам, сиротам, вдовам…- отменила. Захотела разместить баснословный стабилизационный фонд в зарубежных банках - разместила. При этом не считает нужным погашать внутренний государственный долг - не погашает. Не хочет повышать минимальную зарплату до уровня прожиточного минимума - не повышает. Не желает отвечать за массовую гибель людей при взрывах жилых домов, в метро, на стадионах, при захвате заложников в школах и театрах, при отсутствии эффективной охраны труда на производстве - не отвечает. Во всех случаях нас ни о чем не спрашивают, наше мнение всерьез никого не интересует, нас постоянно ведут: то к коммунизму, то к капитализму; то к социальному государству, то к либеральному; то к выборам, то к назначениям…Когда же мы вдруг пытаемся идти сами нас, в лучшем случае, бьют казацкими нагайками или милицейскими дубинками, в худшем - расстреливают, как в январе 1905 года, июне 1962 или октябре 1993. А мы все быстро прощаем и забываем, как забыли про убийства Александра Меня, Влада Листьева, Галины Старовойтовой, Сергея Ющенкова… Забудем и про «Норд-Ост» и про Беслан. Вместе с памятью, по-видимому, умирает и чувство собственного достоинства. Но что-то же должно оставаться? Что? Злость, злоба, жажда мести!? В конечном итоге царское самодержавие жестоко заплатило за «кровавое воскресенье», под злорадное улюлюкание толпы исчезла с исторической арены КПСС, а следом развалился Советский Союз. Но тогда получается, что из всех зол мы, к сожалению, выбираем большее. Значит скоро в России снова грянет революция, мятеж, бунт, восстание. Уж слишком много в стране нищих и бедных , униженных и оскорбленных. Невероятно, но бедными являются не только безработные и бездомные, но и значительная часть людей, работающих, прежде всего учителей, работников культуры, науки, здравоохранения, военнослужащих, а также рабочих производственной сферы. Унизительная заработная плата, низкое качество жизни, фактически бесправное положение большинства российских граждан - с одной стороны и разгул, беспредел олигархов - с другой, все это, в купе с безответственностью и беспомощностью государственной власти, главные источники неизбежных социальных взрывов. Но почему мы предпочитаем терпеть, унижаться и копить негодование, чтобы однажды его выплеснуть и, непременно, с кровью. Не лучше ли сохранять честь смолоду, в любых жизненных перипетиях не унижать собственного достоинства, не поступаться правами и свободами, данными нам от рождения. Ведь начинается все с малого. Хотя бы с того, что где-то, когда-то работнику не выплатили вовремя зарплату, а он постеснялся или побоялся ее потребовать. В данном, весьма распространенном случае мы наблюдаем девальвацию, если можно так выразиться, чувства собственного достоинства как работодателя, так и работника. Первый с легкостью признает себя банкротом, и, по сути, вором, второй - бесправным, бессловесным рабом. Тогда получается, что вопреки законам истории мы двигаемся вспять к новым, но уже пройденным потрясениям, к тому, что уже однажды было, например, в январе 1905 года.

  Исполнительный директор ПРОФЦЕНТРа,кандидат исторических наукЮ.Н. Миловидов

 


<< Предыдущая новостьСписок новостейСледующая новость >>

 
 

31.10.2017

Путин опять позабыл о профсоюзах, зато профбоссы успели его «лизнуть»

24.04.2016

Путин даже не вспомнил о профсоюзах

31.03.2016

Медведев переплюнул Шмакова

10.02.2016

Как профсоюзники «освоили» 90 миллионов

09.01.2016

Деление и вычитание

15.10.2015

Торговцы в профсоюзном храме

Сегодня

12.12.2017
Яндекс.Метрика


Ссылки
Санатории России

 

115093, г.Москва, ул. Люсиновская, д.39, стр.5, подъезд 1, этаж 4

Тел.: 8 (909) 632-91-46

e-mail: profcenter@inbox.ru

Разработано в 2004