Центр поддержки
профессиональных союзов
и гражданских инициатив
В России растет профсоюзное раздражение

ФНПР: федерация нажившихся профсоюзов России

Почему задержки зарплаты и плохие условия труда не выливаются в забастовки и кто единолично распоряжается имуществом профсоюзов, доставшимся РФ от СССР, — в расследовании «Русской планеты».

Россия — страна контрастов: здесь миллиардеры живут рядом с нищим населением. По данным на начало 2015 года, сотням тысяч людей задерживают заработную плату суммарно на миллиарды рублей, а минимальный размер оплаты труда — 5965 рублей — до сих пор недотягивает до прожиточного минимума (7500 рублей в среднем по стране).

«У нас сохраняется высокий уровень безработицы, и у нас высокий уровень травматизма, включая смертельный. Все эти плачевные, унылые результаты говорят о том, что в России эффективных, работоспособных профсоюзов нет», — констатирует в беседе с РП исполнительный директор Центра поддержки профсоюзов и гражданских инициатив «Профцентр» Юрий Миловидов.

Позвольте, а как же Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР), крупнейшее профильное объединение, членами которого являются 25 млн работников?

Более двух десятков лет бессменным председателем и идеологом ФНПР является Михаил Викторович Шмаков, по совместительству президент Всеевропейского регионального совета профсоюзов Международной конфедерации профсоюзов, почетный профессор Академии труда и социальных отношений; обладатель множества других званий, кавалер орденов, автор книг «Без борьбы нет победы» (2009), «За достойный труд» (2011), «Бороться и побеждать» (2013), лауреат премии «Персона года» (2009)...

Председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков

Председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков. Фото: Руслан Кривобок / РИА Новости

Куда же смотрит он? РП решила разобраться в мотивах, которыми руководствуется главный профсоюзный функционер страны, не чурающийся искрометных (и ни к чему не обязывающих) заявлений о том, что зарплата россиян должна составлять от 70 до 100 тысяч рублей и что за кризис следует винить неолибералов, засевших в правительстве и ЦБ. Не нужно обманываться. Люди, знающие Шмакова лично, характеризуют его не как Дон Кихота, а скорее, как дона Корлеоне.


Официальная биография лидера ФНПР, опубликованная на сайте федерации, гласит, что Михаил Шмаков родился в 1949 году в Москве. Окончил Бауманку по специальности «инженер-механик» (второе высшее — экономическое). Служил в частях РВСН. В 1972–1986 годах работал на московских предприятиях оборонной промышленности, где занимался разработкой и испытаниями ракетной техники, участвовал в создании космической системы «Буран», а заодно стал признанным лидером трудового коллектива.

В перестроечные годы и позднее карьера Шмакова стремительно развивалась уже по профсоюзной линии. В 1986 году он был избран председателем Московского городского комитета Профсоюза рабочих оборонной промышленности. В 1988–1990 годах он — председатель бюро ЦК Профсоюза рабочих оборонной промышленности по руководству профорганизациями Москвы. В 1990-м Шмаков становится председателем Московского городского совета профсоюзов и главой Московской федерации профсоюзов. В 1993 году его избирают председателем ФНПР. Переизбирался он в 1996, 2001, 2006, 2011 и 2015 годах. Был членом Общественной палаты РФ первого созыва (2005–2007 годы).

Состоит членом: президиума независимой организации «Гражданское общество», Национального гражданского комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, правления Вольного экономического общества России, Международного союза экономистов и даже президиума и совета Всемирного русского народного собора.


Олигарх с состоянием в 100 млрд долларов

В советское время имущество профсоюзов формировалось на базе трех источников. Первый и самый главный — средства социального страхования. Второй мощный источник — это средства, заработанные в ходе коммунистических субботников, в которых участвовали практически все граждане Советского Союза. И третий источник — профсоюзные взносы.

«На эти средства была создана мощнейшая сеть профсоюзных санаториев, пансионатов, домов отдыха, библиотек, дворцов культуры, заводов по розливу минеральной воды, фабрик по пошиву спортивной одежды и многое другое, по моим подсчетам и оценкам, стоимостью не менее $100 млрд, — поясняет Юрий Миловидов. — Я имею в виду собственность вместе с участками земли, на которых она находится. Как правило, это роскошные прибрежные земельные участки. Эта собственность после развала СССР автоматически перешла в собственность ФНПР. Исполком федерации — человек 25 — этой собственностью командует, а фактически система устроена таким образом, что Шмаков единолично управляет ею».

В 1991 году Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов был распущен, а его имущество действительно перешло Федерации независимых профсоюзов России. Речь идет о 100 тысячах пионерлагерей, более чем 25 тысячах спортивных объектов, около 1 тысячи здравниц, 23 тысячах клубов и дворцов культуры, гостиницах и т.д. Только в Москве на ФНПР «упали с неба» такие «вкусные» активы, как гостиница «Измайлово», Центральный дом туриста, «Салют», «Дружба», санатории «Сокольники» и «Рублево», велотрек «Крылатское»; многочисленные подмосковные санатории и базы отдыха — не в счет.

Поэтому руководству ФНПР стало попросту некогда заниматься отстаиванием прав трудящихся — активы требовали «освоения». Удобнее всего это было делать через сеть акционерных обществ. Ведь имущество свалилось на голову огромное: целая страна работала на это. Так появились банки — Коммерческий банк профсоюзных организаций г. Москвы и банк «Солидарность». Также федерация выступила соучредителем страховой компании «РОСНО», а наш герой Михаил Шмаков успел даже по совместительству поработать председателем ее совета директоров.

По словам Юрия Миловидова, Шмаков — владелец огромного состояния, которому позавидовали бы Роман Абрамович, Владимир Потанин или Михаил Прохоров. Так, по сведениям в недавнем прошлом работницы профсоюза культуры, побеседовавшей с РП на условиях анонимности, Шмакову принадлежит Колонный зал Дома Союзов, который он приватизировал, а огромное количество санаториев в Геленджике, ранее находившихся в собственности ФНПР, переоформлено на сына Шмакова Виктора.

Последнему принадлежит и компания «Арт-Микс», с завидной регулярностью получавшая от ФНПР заказы на проведение новогодних елок и корпоративных праздников. По данным сервиса «Контур-Фокус», Шмаков-младший является учредителем еще нескольких коммерческих структур, связанных и с недвижимостью, и с управлением ею, и с консалтингом, и с аудитом. Конечно, сыну до отца далеко. Не каждый может присвоить собственность 40 млн работников. Именно столько людей состояло в профсоюзах на начало 1990-х.

Карт-бланш на имущество народа

Став записным борцом за права трудящихся, Шмаков в свои сорок с небольшим попал в когорту избранных. «Я работала в начале 1990-х в Профсоюзе работников культуры, Шмаков в то время был председателем городского комитета Профсоюза работников оборонной промышленности. Из-за того, что эта сфера являлась «почтовым ящиком», люди, там работавшие, всегда стояли особняком. Они не сдавали отчеты, чувствовали свою исключительность», — рассказывает знакомая Михаила Викторовича.

Юрий Миловидов считает, что тогда у Шмакова и его окружения были договоренности с правительством. Профсоюзным чиновникам дали карт-бланш на огромный кусок собственности в обмен на то, что массы будут спокойны, не станут бастовать. Не обошлось тут и без «народного любимца» Анатолия Чубайса, в то время руководившего Государственным имущественным комитетом. Злые языки поговаривают, что в «распиле» поучаствовал и приятель Шмакова Геннадий Зюганов. Однако в глобальном смысле в раздербанивании народного имущества участвовало две команды — правительство и генеральный совет ФНПР, а точнее, его исполком.

Анатолий Чубайс во время работы VII съезда народных депутатов

Анатолий Чубайс во время работы VII съезда народных депутатов. Фото: Юрий Абрамочкин / РИА Новости

Присваивание собственности в громадных масштабах, превратившее борьбу за права трудящихся в профанацию на десятилетия вперед, можно было прекратить, но этого не сделали. «Если бы тогда, в 1991 году волевым путем Борис Ельцин распустил и профсоюзы вместе с КПСС, сейчас бы шел процесс роста нормальных рыночных профсоюзов, — считает Миловидов, сам рядовой член шмаковской Федерации независимых профсоюзов. — Он (процесс) вроде бы идет: свободные профсоюзы пытаются организовываться, что-то делать, но вот эта структура ФНПР — закрытое акционерное общество, образно говоря, сводит усилия на нет. К сожалению, это горькая правда, что ФНПР в лице высшего руководства давно сращена с олигархическим капиталом. Поэтому появление свободных профсоюзов она точно так же отторгает, как и работодатели».

Федерация не зависимых от трудящихся профсоюзов

По словам Миловидова, ФНПР является профсоюзной организацией лишь по названию. «В сущности, это совершенно не профсоюз. Рядовые члены профсоюзов не играют никакой роли, кроме роли финансовых доноров, ежемесячно платящих членские взносы. Куда они уходят, неизвестно, ведь никакой регулярной отчетности не существует. Да и закон о профсоюзах позволяет федерации не предоставлять публичных отчетов, — горячится собеседник РП. — Конечно, они собираются на свои съезды — несколько сотен делегатов. Друг перед другом там отчитываются, но это формальность. Об имуществе профсоюзов, недвижимости, которая стоит десятки миллиардов долларов, вы никогда не услышите». У самого героя статьи комментарии на эту тему получить не удалось. По сообщению пресс-службы ФНПР, господин Шмаков находился в отъезде.

Заместитель председателя ФНПР Татьяна Фролова, Михаил Шмаков и Владимир Путин на съезде Федерации независимых профсоюзов России

Заместитель председателя ФНПР Татьяна Фролова, Михаил Шмаков и 
Владимир Путин на съезде Федерации независимых профсоюзов России. Фото: 
Алексей Дружинин / РИА Новости

Лидер Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал отмечает, что ФНПР — структура очень большая, неоднородная и какие-то организации в ней достаточно активно работают. «Но если говорить в целом, первичные организации федерации находятся под контролем работодателей через людей, делегированных в профсоюз. И они играют на стороне работодателя против работников, а отраслевые и региональные органы, как правило, зависят от региональных или федеральных властей», — поясняет представитель независимого профсоюза.

По его словам, как специалисту в сфере здравоохранения ему нередко приходится сталкиваться с противодействием профсоюзов, входящих в ФНПР. «Они согласовывают поправки в коллективные договоры и в локальные нормативные акты, которые ухудшают положение работников, — рассказывает Коновал. — Есть случаи, когда работодатель при появлении профсоюза «Действие» или создает подконтрольную организацию — профсоюз работников здравоохранения, который входит в ФНПР, или оказывает на работников административное давление, чтобы они вступили в этот профсоюз. Это развязывает руки при продавливании интересов работодателя».

Формально ФНПР работает, вносит свои предложения, и нередко они правильные. Странно, что, несмотря на огромную численность профсоюзов федерации, они не смогли остановить внесение в законодательство поправок, ухудшающих положение работников и снижающих роль профорганизаций.

По словам экс-коллеги Шмакова, бывшей сотрудницы профсоюза культуры, раньше выборы профлидеров проводились каждые четыре года. Сейчас же руководство федерации — безальтернативное. «Они дорвались до кормушки, и живыми их от нее не оторвешь. — говорит она. — Это относится не только к Шмакову, но и к остальным профначальникам. Сидят, потому что приватизировали всю собственность, все, что можно и нельзя. Ничего не делают. Какая защита прав трудящихся, путевки, охрана труда? Им ничего не надо. Сдают все в аренду или продают. Яркий пример — наш городской комитет отраслевой (работников культуры. — РП). Все приватизировали, и им наплевать на членов профсоюза каких-то. Шмаков сидит прочно, его недавно снова избрали. Он же вхож и к президенту, и в правительство. Конечно, эти боссы мешают развитию общества. Иначе мы бы давно с вами имели и нормальную заработную плату, и хорошие условия труда, и многое другое».

И мы хотим в профсоюз

Сегодня в ФНПР входят 46 общероссийских профсоюзов и 80 территориальных объединений организаций профсоюзов. Всего ее членами являются 25 млн работников, исправно уплачивающих взносы. Все-таки, может быть, есть за что?

РП связалась с московской городской территориальной организацией Российского профсоюза работников культуры. Хотелось узнать, как можно создать на работе «первичку» и войти в организацию. Строгая дама по телефону сразу предупредила, чтобы на многое работники СМИ не рассчитывали. Она пояснила, что для организации профячейки нужно более 50% от общего числа работников. Тогда созывается собрание, выполняется ряд бюрократических процедур, и в результате профсоюз подписывает коллективный договор с работодателем. Профсоюзная функционерша опять подчеркнула, что, скорее всего, работодатель будет против подписания колдоговора, и тут уж на помощь ФНПР не стоит рассчитывать. По ее словам, профсоюз не может и не собирается реагировать ни на факты нарушения трудового законодательства, ни на сокращения работников; не в состоянии он повлиять и на организацию производственной деятельности. На вопрос об организации забастовки собеседница ответила, что и тут профсоюз вряд ли пособит, потому как все зависит от работодателя.

Зато собеседница РП охотно рассказала о финансовых условиях членства в крупнейшей профорганизации страны. Члены профсоюза платят 1% от белой зарплаты. Если активные работники создали юрлицо и выполнили кучу требований, то тогда 20% взноса достается ФНПР, а 80% идет на счет «первички». Более ленивым профсоюзы предлагают за долю малую облегченный вариант — все оформление они берут на себя. В этом случае на счету «первички» оседает 60%, а профсоюзное объединение забирает себе 40%. Как говорится, оптимизация и рыночная экономика. Да, и о дешевых путевках в санатории тоже можно не мечтать.


Итак, если на сегодня в ФНПР состоят около 25 млн членов, а по данным Федеральной службы государственной статистики за 2014 год, средняя заработная плата составила 32 600 рублей, то минимальные 20% с 1% зарплаты в 2014 году на все профдвижение — это 1 миллиард 630 миллионов рублей. Следует учесть, что территориальные органы из полученных 20–35% вынуждены отдавать 1–2% в территориальные объединения организаций профсоюзов и от 3% до 6% — в центральные профорганы, иначе говоря, руководству ФНПР. Как минимум оно получит 82 млн рублей, о судьбе которых никто никогда не узнает.


«Я критикую от души и беззлобно»

Как же изменить ситуацию? Юрий Миловидов предлагает начать с формирования общественного мнения. Ведь многие люди не знают, что творится с профсоюзами. С этим мнением солидарен и Андрей Коновал, тоже считающий, что нужно начинать с пропаганды защиты прав работников.

Исполнительный директор Профцентра настаивает на необходимости внесения поправок в законодательство о профсоюзах. Рядовые члены ФНПР наконец-то должны обрести право голоса и право на избрание профлидеров: сейчас 25 млн членов профсоюза руководящий состав федерации не выбирают. Кроме того, с трудящимися должны согласовываться все акции, проводимые профсоюзной организацией. На сегодняшний момент мнение людей никого не интересует. Третья и самая главная поправка, по мнению Миловидова, должна звучать так: если в структуре холдинга профвзносы составляют менее 50%, то это уже не профсоюз. Через суд эта организация должна прекратить свое существование.

Что касается профсоюзного имущества, незаконно присвоенного лидерами ФНПР, то Юрий Миловидов надеется, что когда-нибудь дойдет и до этого.

«Считаю, что независимые профсоюзы должны заявить в судебном порядке права на это имущество либо правоохранительные органы должны заняться его незаконным управлением и владением. На это уйдет много времени, но я уверен, что так будет. Главное, чтобы хоть что-то осталось к этому моменту, — говорит эксперт. — Я как рядовой член федерации профсоюзов (вхожу в профсоюз работников образования и науки) Шмакову уже много раз предлагал, чтобы он и все профначальники ежегодно публиковали свои декларации о доходах, как это делают высокопоставленные чиновники. А мы уже увидим, как они живут. Правда, профсоюзный начальник так и не согласился».

Раз не согласился, значит, надо заставить руководителя ФНПР опубликовать в СМИ весь перечень имущества, которое федерация получила от советских профсоюзов по состоянию на 1 января 1992 года. И рядом разместить список объектов по состоянию 1 января 2015 года — что осталось. «И рядовые граждане, и члены профсоюза спросят: а куда делось недостающее имущество, кому продали, за сколько, с какой целью, куда ушли вырученные деньги? Тогда станет ясно, что в дальнейшем этими проблемами должны будут заниматься правоохранительные органы», — резюмирует Миловидов.

«Русская планета»       www.rusplt.ru

Елена Сердечнова  /  Русская планета, 13 июля 2015.

 


<< Предыдущая новостьСписок новостейСледующая новость >>

 
 

24.04.2016

Путин даже не вспомнил о профсоюзах

31.03.2016

Медведев переплюнул Шмакова

10.02.2016

Как профсоюзники «освоили» 90 миллионов

09.01.2016

Деление и вычитание

15.10.2015

Торговцы в профсоюзном храме

22.07.2015

От «откатов» до заката

Сегодня

18.10.2017
Яндекс.Метрика


Ссылки
Санатории России

 

115093, г.Москва, ул. Люсиновская, д.39, стр.5, подъезд 1, этаж 4

Тел.: 8 (909) 632-91-46

e-mail: profcenter@inbox.ru

Разработано в 2004