Центр поддержки
профессиональных союзов
и гражданских инициатив
Президенту Российской Федерации

Президенту Российской Федерации, Председателю Государственного Совета России В.В. Путину


Уважаемый Владимир Владимирович!

 

22 января 2005 года в ПРОФЦЕНТРе состоялось обсуждение открытого письма - обращения лидеров рабочего движения по поводу выступления губернатора Кемеровской области А.Г. Тулеева на заседании Госсовета России 24 декабря 2004 года.

По просьбе авторов Лякина Евгения Васильевича, Кинстлера Эдуарда Александровича, Ивановой Людмилы Васильевны, Асланиди Александра Валентиновича, Шарипова Саетгали Гаяновича направляю Вам, уважаемый Владимир Владимирович, текст соответствующего Обращения в адрес Президиума Госсовета России.
С уважением,

  Исполнительный директорПРОФЦЕНТРа Ю.Н. Миловидов


  1. Президенту РФ Путину В.В.
2. В Президиум Госсовета Российской Федерации
3. - Копии главам регионов (губернаторам)

В выступлении на Госсовете 24 декабря 2004 г. г-н Тулеев посмел заявить о том, что лидеры шахтерского движения в Кузбассе во время своего кратковременного пребывания за границей в 1989-начале 90-х годов, будто бы получали инструкции от спецслужб США для борьбы с советской властью. С его слов получается, что пресловутые происки империализма, а не стремление народов к достойной жизни явились первопричинами как нашего рабочего движения, так и «революции роз» в Грузии, «оранжевой революции» в Украине.

Клевета на рабочие комитеты Кузбасса была одним из основных направлений борьбы КПСС-КГБ со стихийно вспыхнувшим протестом народа против советского тоталитаризма. Не инструкции для борьбы с коммунистической диктатурой мы получали в США, Англии, Франции, ФРГ и др. цивилизованных странах, куда приезжали по приглашению их профсоюзов. Мы увидели там достойную жизнь людей, к которой хотелось и нам пробиться. На фоне наших пустых прилавков мы почти оторопели от изобилия их магазинов. Имея двухкомнатные «хрущевки» с черно-белыми телевизорами и убогой мебелью, мы были удивлены просторными двухэтажными особняками с добротной обстановкой, электронной техникой, несколькими автомобилями на каждую семью, принадлежащими таким же как и мы работягам из капиталистических стран. Живя не в гостиницах, а в семьях горняков, мы видели, что их жены, в отличие от наших, не работали на производстве. При этом им не приходилось, как нашим, с утра до вечера «колотиться» на кухне, в ванной, в огороде. Да и огородов у них почему-то не было, только - стриженая лужайка перед домом.

Придя с работы, их мужья придавались полному отдыху либо дома, либо в многочисленных барах, клубах, спортзалах, стадионах. Им не приходилось, как нам, садить (полоть, окучивать, копать) картошку, задавать корм свинье, косить сено корове, своими руками делать ремонт в доме или строить домик на садово-огородном участке. В их жизни почти всё нам показалось удивительным, не совпадающим с нашим идеологическим представлением о загнивающем капитализме и тяжкой эксплуатации народа. Нас поразило, что их производительность была в шесть-девять раз, а зарплата раз в тридцать выше нашей. Мы уже почти перестали удивляться, когда выяснилось, что при равной мощности шахт начальников у них оказалось в десятки раз меньше нашего. Мы долго не могли понять, почему их шахтеры исключительно добросовестно работали в забое, не имея при этом ни привычных нам «погонял» (бригадира, мастера и пр.), ни сдельной системы оплаты труда. Нашему изумлению не было предела, когда мы увидели, что на их некоторых шахтах нет моек. Мы просто оторопели, обнаружив, что в мытье после работы у шахтеров нет необходимости, так как в их забоях стоит такая мощная система пылеподавления, что испачкаться трудно.

Господин Тулеев полагает, что после столь впечатляющей картины нужен инструктаж иностранных спецслужб, чтобы понять тупиковый характер социалистической системы, господствовавшей в СССР, из-за которой и образовалась пропасть, отделяющая нашу страну от цивилизации? Губернатор Тулеев, видимо, из-за номенклатурной спеси отказывает нам в способности самостоятельно понять, что такие условия стали возможны в капиталистических странах благодаря, в том числе, и деятельности их профсоюзов, что советские профсоюзы защищали вовсе не нас, наемных работников, а нашего работодателя - государство. Господин Тулеев многократный кандидат в президенты РФ, почему-то держит нас за простачков, не способных самостоятельно понять нелепость конституционной нормы о политической монополии КПСС, политической абсурдности голосования за единственного в бюллетене кандидата в депутаты, пагубности цензуры в печати. Он, видимо, забыл что многие лидеры рабочих комитетов, хотя и работали на рабочих местах, но почти все имели среднетехническое или высшее образование. Знание же жизни нам не занимать!!

На то, чтобы нам понять системную сущность условий, в которые поставило нас наше родное «рабоче-крестьянское» государство, нам потребовалось полгода. При этом не зарубежная жизнь, а наша советская действительность стала нашим главным наставником. За эти полгода (к январю 1990 г.) мы обнаружили, что правительство не в силах выполнить своих обязательств, подписанных в июле 1989 г., по снабжению Кузбасса продовольственными и потребительскими товарами. Для этого в стране просто не было ресурсов. Вот тогда в январе 1990 г. в Прокопьевске на переговорах правительственной комиссией мы первыми в СССР и предложили сменить экономическую систему, реабилитировав частную собственность, возвратив стране рыночную экономику, ликвидированную социалистическим экспериментом 1917 г. На переговорах в Кремле (февраль 1990 г.) нам обещали рассмотреть этот вопрос на высшем уровне. Но обманули.

Тогда-то нам и пришлось с лета 1990 г. встать на путь политической борьбы с системой. Наша мартовско-майская 1991 г. отраслевая всеобщая забастовка нанесла ощутимый удар по политической тоталитарной системе, восстановить которую высшее политическое руководство СССР попыталось с помощью августовского (1991 г.) путча. Тот путч состоялся накануне подписания нового союзного договора республик, который мог бы предотвратить развал СССР. А после провала путча одна за другой союзные республики объявили о своем суверенитете. Беловежское соглашение в декабре 1991 г. лишь констатировало уже состоявшийся распад СССР. Господин Тулеев, был активным участником того путча. Мы об этом не забыли. Так на ком лежит персональная ответственность за развал империи - на рабочих комитетах, или на высшем руководстве КПСС, к которому примкнули из карьеристских соображений некоторые региональные политики?

Предлагая рыночную экономику, мы понимали возможные последствия перехода к ней. Потому и предлагали Кузбасс в качестве экспериментальной площадки, на которой могли быть отработаны основные переходные механизмы. Мы были уверены в том, что сумеем контролировать ситуацию, так как впервые за всю историю России имели опыт общественного контроля за государством. Мы, как писали тогда о нас, держали власть за шиворот. Однако руководители КПСС на реформы не пошли. И через два года (в январе 1992 г.) в них пришлось ухнуть без подготовки. К тому времени авторитет рабочих комитетов Кузбасса был невысоким. Сказалась, в том числе, и усиленная дискредитация, в которой тогдашний председатель Кемеровского облисполкома и председатель областного Совета депутатов господин Тулеев принимал самое активное участие.

Нам и не удалось контролировать приватизацию, в результате чего номенклатура и хапнула собственность. Мы не сумели, как прежде, влиять даже на администрацию предприятий. Потому воровство руководителей, невыплата зарплаты стали заурядным явлением. Уже в 1992 г. нас, как эффективной общественной структуры, фактически не стало. Но через своих активистов, попавших в региональную власть, мы сумели реализовать ряд программ вполне цивилизованного характера. Так, впервые в Кузбассе уже к началу второй
половины 90-х годов была создана современная перерабатывающая пищевая промышленность. К этому времени кузбасские автодороги достигли почти европейского качества. Было восстановлено и построено более сотни храмов, как христианских, так и мусульманских, чему Тулеев, как председатель областного Совета, тогда активно препятствовал. Появились новые вузы, и почти в каждом шахтерском городе открыли филиалы университетов, что резко повысило доступность образования молодежи. В сельском хозяйстве была заложена такая техническая база, которая позволяет до сих пор стабильно иметь урожайность, невиданную для дореформенных лет, и чем Тулеев так сегодня гордится. Одним из главных достижений реформаторов Кузбасса была реструктуризация угольной промышленности, упрямым противником которой был господин Тулеев. Что, впрочем, не помешает ему, нашему идеологическому оппоненту, приписать эти заслуги себе, похваляясь на междуреченском заседании Госсовета в августе 2002 г. тем, что впервые за всю историю России угольная отрасль Кузбасса в результате реструктуризации стала рентабельной. Тулеев тогда настолько вошел в незаслуженную им роль автора реструктуризации, что упрекал губернатора Коми АССР за то, что он не отважился на либеральные реформы шахт Печорского бассейна. Потому, заявил Тулеев, шахтеры Воркуты до сих пор стучат касками в Москве, требуя зарплаты.

Честно ли, господину Тулееву клеветать на тех, благодаря во многом которым он стал известным, а не остался рядовым начальником железной дороги? Честно ли, приписывать себе чужие заслуги? Прилично ли так быстро менять свою позицию по избранию, а не назначению губернаторов?

Сегодня мы, уже зрелые и опытные представители гражданского общества, оцениваем высказывания губернатора Кемеровской области Тулеева, как оскорбительные, недостойные руководителя региона, региона, где существует множество проблем, связанных с безопасностью труда шахтеров, их семей и детей. Проблемы безопасности труда должны мобилизовать губернатора на разрешение этой вопиющей ситуации, а не бросать упреки в адрес людей с активной гражданской позицией, не нагнетать истерию.

 


<< Предыдущее письмоВсе письмаСледующее письмо >>

 
 

24.04.2016

Путин даже не вспомнил о профсоюзах

31.03.2016

Медведев переплюнул Шмакова

10.02.2016

Как профсоюзники «освоили» 90 миллионов

09.01.2016

Деление и вычитание

15.10.2015

Торговцы в профсоюзном храме

22.07.2015

От «откатов» до заката

Сегодня

19.10.2017
Яндекс.Метрика


Ссылки
Санатории России

 

115093, г.Москва, ул. Люсиновская, д.39, стр.5, подъезд 1, этаж 4

Тел.: 8 (909) 632-91-46

e-mail: profcenter@inbox.ru

Разработано в 2004