Центр поддержки
профессиональных союзов
и гражданских инициатив
«Лучшее — друг хорошего»

Профсоюз: "Лучшее - друг хорошего"

 

Работники петербургской "Кока-колы" вдохновилась примером "Форда" и "Хейнекен"

В Петербурге и Ленинградской области продолжается череда акций протеста - забастовок и пикетов - на предприятиях, принадлежащих крупным иностранным фирмам. Вслед за сотрудниками завода «Форд» во Всеволожске и «Пивоварни Heineken» в борьбу за повышение зарплаты и иные экономические гарантии вступили рабочие петербургского завода «Кока-Кола». Почему волна протестов катится только по филиалам иностранных компаний? Профсоюзные лидеры считают, что не в последнюю очередь из-за сознательности рабочих, побывавших на стажировках в головных предприятиях за границей.

В пятницу у проходной завода петербургской "Кока-колы" (ООО «КОКА-КОЛА ЭйчБиСи ЕВРАЗИЯ») прошел пикет, организованный профсоюзом. Список требований рабочих довольно обширный. Это повышение зарплаты на 30%, возобновление прерванных в одностороннем порядке руководством предприятия коллективных переговоров, возврат надбавок водителям погрузчиков, улучшение санитарных условий в столовой, выплата компенсаций за переработку, увольнение менеджера по работе с персоналом и юриста компании, которые, по мнению председателя профсоюза «Кока-Кола» Михаила Лещева, «препятствуют решению спорных вопросов на предприятии».

Трудящиеся

В пикете приняли участие около 100 рабочих, они поочередно сменяли друг друга, чтобы не останавливать производство. Пикетчики держали в руках плакаты «Кока-кола! Уход от переговоров - не решение проблем!», «Игнорирование законов РФ не освобождает от ответственности!» и др. Никто из представителей администрации завода к рабочим не вышел. Позже Михаил Лещев заявил, что 23 или 24 апреля, вероятно, состоится расширенное совещание, на котором будут присутствовать директор завода и представители Санкт-Петербургского городского комитета профсоюза работников пищевой промышленности.

По словам Лещева, трудовой коллектив заранее официально уведомил руководство завода о своих требованиях повысить зарплату сотрудников, но никакой реакции не последовало. Кроме того, профсоюзный лидер сообщил, что пикету предшествовало сильное давление на рабочих, которых запугивали лишением премии, если те согласятся участвовать в акции.

Капиталисты

Менеджер по внешним связям «Кока-Кола» Елена Лавина сообщила о том, что администрация завода ознакомлена с требованиями трудового коллектива. «Пересмотр зарплат на предприятии обычно происходит в мае. Так, в 2006 году зарплата была увеличена в среднем на 18%. На заводе созданы условия труда, которые даже превосходят условия, требующиеся в соответствии с российским законодательством. Рабочие получают конкурентоспособную заработную плату», - отметила Лавина. По ее словам, руководство постоянно встречается с профсоюзом предприятия. Последняя такая встреча состоялась 12 апреля. На 18 апреля были назначены консультации по вопросам оплаты труда, но представители профсоюзов на них не явились.

«Мы понимаем, что сейчас происходит всплеск активности профсоюзов на других предприятиях, и наш профсоюз не желает быть в стороне. Пикеты и забастовки, на наш взгляд, не улучшат инвестиционную привлекательность региона», - говорится в официальном обращении руководства завода «Кока-кола».

Солидарность

Этот конфликт профсоюзов и администрации на иностранных предприятиях - не первый в 2007 году в Петербурге и Ленинградской области. 14 февраля рабочие автозавода Ford во Всеволожске на день остановили конвейер сборки, требуя улучшения условий труда. В результате руководство автозавода согласилось на переговоры, и 1 марта рабочие подписали новый вариант коллективного договора. А 13 апреля началась «итальянская» забастовка (когда сотрудники работают строго по инструкциям и предписаниям, что обычно приводит к замедлению рабочего процесса) рабочих ООО «Пивоварня Хейнекен». Их требования - увеличение зарплаты на 30%, введение надбавок за вредность от 8 до 10%, принятие положения о премировании на предприятии, выплата 13-й зарплаты по итогам года и разработка временных нормативов по разгрузо-загрузочным работам.

Кстати, профсоюзные лидеры пивоварни, приехавшие в пятницу поддержать рабочих «Кока-Колы», заявили, что на этой неделе они также планируют организовать пикет у своего предприятия. Забастовка же, по их словам, продлится как минимум до 4 мая - на этот день администрация «Хейнекена» назначила переговоры с профсоюзом предприятия.

Заграница им поможет

На крупных российских предприятиях в отличие от заводов иностранных компаний бастуют гораздо реже и с меньшим размахом. Для этого есть несколько причин, и не только экономических. Иностранные работодатели отправляют многих сотрудников на стажировки за границу - знакомиться с технологиями и условиями труда. Благодаря этому, как считают сами профсоюзные лидеры, сознательность трудящихся резко повышается. "Они понимают, что собирают автомобили, цена которых не ниже, чем на мировых рынках, зато зарплата порядком ниже, чем у коллег в Европе или США", - пояснил "Газете" исполнительный директор Центра поддержки профсоюзов и гражданских инициатив Юрий Миловидов.

Предприятию грозят забастовки, когда ознакомившиеся с западным опытом рабочие встречают сугубо российское отношение со стороны руководства. "Если директор скажет: мол, у вас никогда не было своего мнения, а права можете засунуть куда подальше, то забастовки неизбежны", - считает Миловидов.

Отметим, что Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) во главе с Михаилом Шмаковым не имеет отношения к волне стачек в северной столице и ее окрестностях. Ведь структурами ФНПР на местах, как правило, руководят менеджеры высшего и среднего звена и против самих себя не протестуют.

Кроме того, ФНПР с момента своего создания безуспешно борется за повышение минимальной зарплаты и ориентируется на внутрироссийские рекомендации по оплате труда. А вот альтернативные профсоюзы ориентируются на рекомендации ООН, по которым минимум составляет $4 в час. Для России это не меньше 15 тысяч рублей в месяц.

На стачку всегда шли свободные и небедные люди

История народного недовольства в России была важнейшей темой для советской исторической науки. Темой политически и идеологически выверенной. Тем сложнее для многих отечественных историков было найти связь между экономическим положением народа и его готовностью выйти на стачку. Проще говоря, такой связи почти никогда найти не удавалось. Поэтому фразы вроде «причиной забастовки стало ухудшение экономического положения трудящихся», кочевавшие из учебника в учебник, никогда не подтверждались серьезным сравнительных анализом статистических данных. В случае с крестьянскими движениями связь наблюдалась как раз обратная - чем лучше жили крестьяне, тем с большей готовностью они выступали против своих помещиков. Такие волнения могли быть вызваны стихийными бедствиями, национальным недовольством, но никак не снижением уровня материального достатка.

Такая же связь прослеживается и даже усиливается в промышленном производстве.

Самыми ярыми забастовщиками всегда были профессиональные рабочие, которые были уже не настолько бедны, чтобы радоваться любой работе, но не настолько богаты, чтобы удовлетворить свои потребности. Именно эти группы всегда составляли основу профессиональных союзов, доступ в которые для простых рабочих был ограничен. Фактически объединения рабочих представляли собой «монополию труда», с которой приходилось иметь дело владельцам фабрик и заводов. Не случайно борьба с монополиями велась под лозунгом войны с забастовками. В результате антимонопольное законодательство Российской империи (одно из первых в мире) основывалось на законе «О стачках». Под стачками в данном случае понимались договоренности о ценах, заключенные между предпринимателями. Правительство просто не видело разницы между ценовыми заговорами предпринимателей и организованными выступлениями их работников.

Работники бастуют от плохой жизни или от хорошей?

Даниил Бриман / вице-президент по корпоративным вопросам пивоваренной компании "Балтика»

Однозначно ответить сложно. Профсоюзное движение сродни погодным явлениям: то жарко, то холодно, то взлеты, то падения, однако среднегодовая температура все равно держится. Причина этих забастовок - в излишней политизированности самих профсоюзных лидеров.

Я знаю все три предприятия в Ленинградской области, где идет это движение: и Heineken, и Ford, и Coca-Cola. Это лидеры отраслей, применяют очень современные технологии, на этих предприятиях, насколько мне известно, очень хорошие социальные пакеты.

Так что однозначно сказать, что там забастовки происходят от плохой жизни, уж точно нельзя. Да, когда живешь неплохо, хочется жить еще лучше (это естественно и нормально), но тут как раз тот случай, когда все излишне политизировано.

А попытки выносить на прессу переговоры об условиях работы выглядят просто некрасиво. Я с трудом представляю себе серьезного работодателя, который через газету начинает обсуждать зарплату своих сотрудников. Даже благое желание, но подогретое отдельными амбициозными лидерами, которые ищут в профсоюзном движении элементы собственного продвижения, в итоге спотыкается о политическую составляющую. Когда с тобой как с работодателем разговаривают с позиции силы и забастовок да еще и ведут себя агрессивно, то не очень-то хочется соглашаться.

Оксана Дмитриева / депутат Госдумы

Работники бастуют там, где есть профсоюз и где есть легальная занятость. Лучше ли у них жизнь по сравнению с теми, кто трудится без оформления? Наверное, лучше. Это же новые предприятия, и профсоюз там образован заново, он фактически не имеет статуса государственного. Ведь на наших старых предприятиях профсоюз являлся частью администрации, а здесь профсоюз - это одно, а администрация - совсем другое.

Если у работников предприятия есть возможность в рамках закона отстаивать свои права, то пусть они и делают это. На наших предприятиях практически нет реального профсоюзного движения, поэтому и нет защиты прав наемных работников. Отсюда и низкая доля зарплаты, да и вообще все эти события, скажем, на шахтах в Кемеровской области; отсюда и бесконечные нарушения охраны труда в строительном бизнесе.

Александр Шохин / президент РСПП

Рабочие транснациональных корпораций, находящихся в России, конечно, понимают, что их коллеги в других странах (европейских или североамериканских) имеют другие условия оплаты труда и, что называется, другие социальные пакеты. Вот они и пытаются выйти на уровень единого рынка труда, которого у нас с точки зрения многих обстоятельств (в том числе и производительности) еще нет.

Поэтому бастует Ford, бастует Heineken. Но для основной массы рабочих, которые трудятся на российских (не только по прописке, но и по существу) заводах, может показаться, что они с жиру бесятся.

На самом деле проблема состоит только в том, что транснациональные корпорации размещают свои заводы в тех странах, где могут сэкономить на издержках. И если рабочий будет активно добиваться выхода на среднекорпоративные показатели по зарплате и по социальным привилегиям, которые существуют в мире в рамках транснациональных корпораций, то заводы будут размещаться в других странах, например в Африке.

Поэтому тут надо знать меру. Шансы-то есть, но новым и агрессивным (в хорошем смысле слова) профсоюзам надо просчитывать и последствия.

22.04.2007 / АРТЕМ КОСТЮКОВСКИЙ / САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, ЭММА КОГАН; опрос подготовил АЛЕКСАНДР САРГИН

Материал опубликован в "Газете" №73 от 23.04.2007г.

 


<< Предыдущий разделК оглавлениюСледующий раздел >>

 
 

24.04.2016

Путин даже не вспомнил о профсоюзах

31.03.2016

Медведев переплюнул Шмакова

10.02.2016

Как профсоюзники «освоили» 90 миллионов

09.01.2016

Деление и вычитание

15.10.2015

Торговцы в профсоюзном храме

22.07.2015

От «откатов» до заката

Сегодня

22.10.2017
Яндекс.Метрика


Ссылки
Санатории России

 

115093, г.Москва, ул. Люсиновская, д.39, стр.5, подъезд 1, этаж 4

Тел.: 8 (909) 632-91-46

e-mail: profcenter@inbox.ru

Разработано в 2004