Центр поддержки
профессиональных союзов
и гражданских инициатив
Профсоюзных «старичков» теснят новые боссы

29.04.2007 | 22:03
Профсоюзных «старичков» теснят новые боссы

В преддверии Первомая, праздника весны и труда, в России кипит профсоюзная деятельность — тут стачка, там забастовка.

Только с одной поправкой: профсоюзы официальные, с лицом главы ФНПР Шмакова, здесь ни при чем. На арену выходят новые, заявляющие о намерении потеснить «старичков».

Корреспондент НТВ Алексей Кондулуков разбирался в сути происходящего и пытался понять, а трудящимся-то что с этого?

В бывшем музее Революции Василий Иванович Шандыбин уже завсегдатай и почти экспонат. В фондах музея хранится его портрет и докторская мантия. Сюда же Василий Иванович обещает принести кувалду, которую когда-то держал.

Василий Шандыбин: «Смотрите, какой мужественный рабочий борется за свои права! Он выламывает булыжник и готов его кинуть в своих поработителей и угнетателей».

«Булыжник — оружие пролетариата», работа Ивана Шадра, вдохновила не одно поколение классовых борцов. И еще вдохновит, считает Василий Шандыбин.

В КПРФ он занимает должность консультанта по профсоюзной работе и отмечает, что в России вновь обострились противоречия между трудом и капиталом.

Василий Шандыбин: «Я считаю, что только так мы и должны разговаривать. Если применяют силу, то и рабочий класс должен ответить силой».

Профсоюзы — «школа коммунизма» и «приводной ремень между партией и народом», писали классики марксизма-ленинизма.

В Советском Союзе первомайские шествия и призывы к рабочей солидарности не более чем ритуал. Когда все принадлежит народу, о каком классовом конфликте может идти речь? Советский профком был скорее распределителем: санатории, путевки, продуктовые заказы.

Михаил Шмаков, председатель ФНПР: «Сегодня, когда мы пережили великую капиталистическую революцию, то всем профсоюзам необходимо работать как в капиталистическом обществе».

Федерация независимых профсоюзов — прямой наследник советского ВЦСПС. В капиталистическое общество пришла с большим багажом — десятки гостиниц, здравниц и пионерлагерей.

Михаил Шмаков: «Конечно, есть много частников, заинтересованных разорить эту собственность и отобрать. Они считают, что профсоюзы не сильно ее могут защищать. Пусть не обольщаются. Мы защищаем свою собственность для того, чтобы она работала на всех членов профсоюза».

Члены профсоюза — это 23 миллиона россиян, каждый из которых платит взносы, 1 процент от зарплаты. Даже если по одному доллару, получаются десятки миллионов в месяц. «Куда идут эти деньги?» — спрашивают недоброжелатели.

Юрий Миловидов, исполнительный директор центра поддержки профсоюзов: «Один из примерно 4 тысяч объектов недвижимости Федерации независимых профсоюзов России — гостиничный комплекс „Измайлово“, такая маленькая империя».

Юрий Миловидов давно мечтает рассекретить список всей недвижимости, которая в 90-х годах досталась ФНПР, а также банков и предприятий.

Юрий Миловидов: «Березовский, Абрамович — они босяки по сравнению с нашими российскими профбоссами. Потому, что здесь недвижимости на десятки миллиардов».

Впрочем, дело не только в советском наследстве. ФНПР — «ручной» профсоюз буржуазии. Он лишь имитирует борьбу, упрекают критики и с надеждой глядят на север.

В Санкт-Петербурге настоящий расцвет профсоюзной самодеятельности. Началось с автозавода «Форд» (Ford Motor company) — забастовщики выбили повышение зарплаты.

Алексей Этманов, председатель профсоюза автозавода «Форд»: «К работникам приходит понимание, что цены на продукты у нас общемировые, что весь менеджмент получает общемировые зарплаты. Почему же мы должны только выживать на российские зарплаты?»

В скверике возле Верховного суда предводитель профсоюза «Форд» теперь передает опыт московским коллегам из «Сити-банка» и завода «Автофрамос», производящем «Рено». Новое поколение профбоссов конкретное.

Алексей Этманов: «Профсоюз нужен не для раздачи каких-то благ, он должен дать тебе такую зарплату, чтобы ты мог любое благо купить сам. Вот для чего нужен профсоюз. И еще для защиты, чтобы тебя не выбросили на улицу абсолютно незаконно».

Ольга Фугель, председатель санкт-петербургских профсоюзов: «Более вдумчивые люди осознанно относятся к профсоюзу. Если кто-то может говорить о каких-то социальных вопросах, о получении путевок, то здесь в первую очередь стоит вопрос заработной платы».

В последние месяцы в Петербурге появилось сразу несколько самодеятельных профсоюзов. На минувшей неделе прошли пикеты у проходной завода «Кока-Кола». Рабочие требуют поднять зарплату на 30 процентов.

Безалкогольный «Рабочий фронт» поддержали пролетарии «Хайнекен» (Heineken), у них похожие требования. Пиво и члены профсоюза — непростые отношения.

Виктор Пятко, вице-президент группы компаний «Хайнекен»: «Хотелось бы, конечно, работать у нас, а жить, как в Западной Европе. Но тут имеются объективные экономические параметры и законы. У нас цена пива — 15 рублей за бутылку, в Европе — 2 евро. Мы должны исходить из этого».

На питерском заводе «Хайнекен» вторую неделю идет «итальянская забастовка», это когда все вроде бы работают, но строго по инструкциям.

Например, погрузчики двигаются со скоростью 5 километров в час, и чуть что — в ремонт. Хуже, чем несоблюдение закона, в России может быть только его соблюдение.

Марат Муратов, генеральный директор «Невские пороги»: «На самом деле имеет место элементарный шантаж. Первый шаг — создается профсоюз. Потом выдвигаются какие-то совершенно немыслимые, нереальные требования. После чего появляются люди, которые заявляют о готовности решить наши вопросы».

Это новая форма рэкета. Мишенью становятся самые преуспевающие предприятия и самые законопослушные, считают на чаеразвесочной фабрике «Невские пороги», одной из крупнейших в России.

Здесь тоже возник профсоюз, администрация намерена создать свой, параллельный. А на давление ответить механизацией. Больше машин — меньше персонала.

Владимир Гимпельсон, директор центра трудовых отношений Высшей школы экономики: «Что такое забастовка с требованием повысить зарплату? Это означает требование делить пирог иначе. Но для того, чтобы начать делить пирог, этот пирог должен быть».

Другими словами, нынешний профсоюзный всплеск — не от плохой, а от хорошей жизни. Это свидетельство экономического возрождения, считают специалисты. Но он же может затормозить рост. Нельзя обижать предпринимателя.

Владимир Гимпельсон: «Нужно поощрять работодателя, создавать новые рабочие места. А чтобы их создавать, я должен иметь возможность в случае чего их ликвидировать. Жизнь и смерть, так устроен мир, устроены люди».

Российская диалектика сегодня приводит к тому, что работодатели попросту обходят Трудовой кодекс, один из самых жестких в мире — работника иногда невозможно уволить. Отсюда зарплаты под видом премий и временные договоры.

С другой стороны, «диким» трудовым отношениям все равно когда-то придет конец. Сознательность и достоинство рабочих растет вместе с зарплатой.

Любопытная деталь — средний заработок на предприятиях, где сегодня бастуют — под тысячу долларов.

 

НТВ   Новости/Экономика

 


<< Предыдущий разделК оглавлениюСледующий раздел >>

 
 

24.04.2016

Путин даже не вспомнил о профсоюзах

31.03.2016

Медведев переплюнул Шмакова

10.02.2016

Как профсоюзники «освоили» 90 миллионов

09.01.2016

Деление и вычитание

15.10.2015

Торговцы в профсоюзном храме

22.07.2015

От «откатов» до заката

Сегодня

19.10.2017
Яндекс.Метрика


Ссылки
Санатории России

 

115093, г.Москва, ул. Люсиновская, д.39, стр.5, подъезд 1, этаж 4

Тел.: 8 (909) 632-91-46

e-mail: profcenter@inbox.ru

Разработано в 2004