Центр поддержки
профессиональных союзов
и гражданских инициатив
Такой «внезапный» профцентр

Когда речь заходит о возможном формировании под крылом «Справедливой России» профобъединения, альтернативного традиционным профсоюзам, предполагается, что его ядром мог бы стать прежде всего Центр поддержки профессиональных союзов и гражданских инициатив «Профцентр». Средства массовой информации сообщали иногда о «Профцентре» как об альянсе ряда профсоюзов, не входящих в ФНПР. В действительности это совершенно не так. «Профцентр» не является ни профсоюзом, ни профобъединением. Это всего лишь межрегиональная (то есть охватывающая менее половины российских регионов) общественная организация без образования юридического лица.

«Не будучи ни профсоюзом, ни профобъединением, — сообщается на сайте организации, — „Профцентр“ является уникальной общественной организацией, способствующей развитию профсоюзов России. Пока мы единственные в мире…» Скромная самооценка! И главное — невозможно понять, что мешает кому-то еще додуматься до таких нехитрых вещей. Во всяком случае у нас закон допускает деятельность незарегистрированных объединений, своего рода «неформалов». Тут нет ничего героического. Но тема пассионарности развивается: «Для нас принципиально важно, что для регистрации „Профиентра“ не надо было ходить по министерствам и кому-то что-то доказывать», — с гордостью докладывает в интервью газете «Научное сообщество» исполнительный директор «Профцентра» Юрий Миловидов.

Кстати о том, чтобы «кому-то что-то доказывать». Вряд ли принципиальность этого рода распространяется на тех, кто подпитывает средствами деятельность «Профцентра». Его оппоненты утверждали, что организацию финансирует Борис Березовский, сама она это официально отрицает. А на деле? В ноябре 2002 года на правозащитной конференции, которую Березовский спонсировал почти что официально, был представлен как один из создателей и председатель общественной организации «Профцентр», экс-секретарь Совета безопасности Иван Рыбкин. А вся страна знала, где в ту пору был Рыбкин — там, где и Березовский. Однако сейчас на сайте «Профцентра» Иван Рыбкин не упоминается, и нельзя установить, остался ли он в числе учредителей. Конечно, после позорного отъезда Ивана Петровича в Киев, втайне от жены и коллег, и его внезапного появления на публике со спутанными речами в феврале 2004 года в России больше нет политика Рыбкина. Возможно, тогда же Березовский перестал давать деньги, и в «Профцентре» формально не врут?

Что представляет собой актуальное руководство «Профцентра» и чем они там занимаются? Генеральный секретарь — бывший председатель Демократической партии России, ныне заместитель главы администрации Новгородской области, ее представитель при правительстве Российской Федерации Владимир Подопригора. Исполнительный директор — бывший старший научный сотрудник Академии труда и социальных отношений Федерации независимых профсоюзов России, уволенный оттуда за штрейкбрехерство, Юрий Миловидов, . В совет центра входят и такие знаковые фигуры, как советник Сергея Миронова Ирина Рукина или эксцентричный депутат Госдумы Виктор Черепков. Председатель совета центра — Михаил Кислюк, бывший глава администрации Кемеровской области.

До того как Борис Ельцин назначил Кислюка губернатором Кемеровской области, тот считался шахтерским лидером — в 1989 году возглавлял один из стачкомов в Кузбассе. Советские шахтерские стачки имели мощную политическую подоплеку и огромный взрывной резонанс. И когда в 2005 году в стране началась полоса январских выступлений людей, недовольных перегибами в монетизации льгот, тот прежний опыт, видимо, оказался неотвратимым соблазном. В «Профцентре» задумали 22 января провести II Всероссийский рабочий съезд, приурочив его к столетию первой русской революции.

«Демократы» старого разлива решили, что будет уместно потребовать отставки правительства Михаила Фрадкова, как в 1990 году был выдвинут лозунг отставки кабинета Николая Рыжкова. Особенно усердствовал Миловидов. Он в популизме дока — достаточно почитать научные труды этого историка рабочего движения, преисполненные советских пропагандистских штампов!

Вот что передавали в ту пору, ссылаясь на слова исполнительного директора «Профцентра», информагентства: «Согласно нормативам ООН минимальная зарплата не должна быть ниже трех долларов в час, то есть 500 долларов в месяц. Иначе народ вымирает. „Мы, — говорит Миловидов, — требуем доведения размера МРОТ до этого уровня. Деньги для этого в стране есть, только они используются не на то“. Кроме того, представители альтернативных профсоюзов (информагентство, как водится, путает самодеятельное общественное объединение „Профцентр“ и профсоюзы) потребовали довести размер пенсий до 75% от заработной платы. „Мы требуем отставки правительства, которое не желает слушать свой народ, и требуем роспуска Госдумы с ее циничной „Единой Россией“ и ее составной частью ФНПР — Шмакова и Исаева. И говорить мы желаем с новым правительством. А это должно ответить за свои действия“.

Однако выступления льготников в революцию не переросли — ни в „красную“, ни в „коричневую“, ни в „оранжевую“. В долгий ящик пришлось отложить и II Всероссийский рабочий съезд.

19 марта текущего года произошел взрыв на шахте „Ульяновская“ в Кузбассе. Погибли НО угольщиков. Кислюк и Чекис использовали трагедию себе во благо — обрушили „праведный“ гнев на преемников — кемеровского губернатора Амана Тулеева и кемеровские профсоюзы. „Общественные выговоры“ от „Профцентра“ схлопотали кроме Тулеева губернатор Красноярского края Хлопонин, Ростовской области — Чуб, Приморского края — Дарькин, глава администрации Республики Коми Торлопов, председатель ФНПР Шмаков, председатель независимого профсоюза работников угольной промышленности Мохначук, председатель независимого профсоюза горняков России Сергеев, председатель Челябинской областной федерации профсоюзов Буяков, генеральный директор ОАО по добыче угля „Челябинская угольная компания“ Струков.

Не дошли только до председателя Земного шара…

Но и эта кампания окончилась пшиком. 23 марта по инстанциям были разосланы обращения, а 28 апреля за ними вдогонку полетели лаконичные письма о том, что „Профцентр“ свое заявление отзывает. Не указывалось никакой официальной мотивировки отзыва, просто — „обознатушки, перепрятушки“. Остается предположить, что достаточно острой была реакция самих горняков. Ну и, конечно, альтернативные профсоюзы обиделись за нападки на своих лидеров.

Вот лишь один из „откликов“.

»Как вам должно быть известно, в мае 2005 года Совет Всероссийской конфедерации труда (ВКТ), — пишет Кислюку президент ВКТ Борис Кравченко, — принял специальное постановление о невозможности сотрудничества с региональной организацией без образования юридического лица «Центр поддержки профессиональных союзов и гражданских инициатив „Профцентр“. С этого момента по настоящее время ВКТ не пересматривала своего отношения к деятельности данной самодеятельной организации. Более того, мы убедились в том, что любые инициативы так называемого профцентра вступают в явное противоречие с принципами ВКТ, в основе которых лежит простая идея о полной автономии профсоюзов и демократической основе принятия любого решения внутри профсоюзных организаций.

Кроме того, в данный период так называемый профцентр неоднократно позволял себе безобразные выходки по отношению к членским организациям ВКТ и их лидерам. Бесстыдной пляской на человеческих костях выглядит ваше последнее письмо в мой адрес с требованием к председателю НПГ России А. Сергееву сложить с себя полномочия в связи с трагедией на шахте „Ульяновская“. Смерть более ста горняков-рабочих используется вами для постыдного политиканства».

Из других последних затей «Профцентра» стоит отметить учреждение 10 апреля 2007 года Фонда защиты профсоюзных лидеров. Президентом этого фонда стала уже упомянутая Ирина Рукина, а исполнительным директором — все тот же Юрий Миловидов. В официальном сообщении «Профцентра» об учреждении фонда выражена особая признательность Сергею Миронову, что не оставляет ни малейших сомнений в нынешних политических ориентирах Миловидова и Кислюка.

Надо отметить, что Михаил Кислюк в свое время параллельно с исполнением обязанностей главы администрации Кемеровской области успел сделать внушительную научную карьеру. Будучи ранее кандидатом экономических наук, Кислюк защитил докторскую диссертацию, стал профессором кафедры региональной экономики КГТУ и опубликовал несколько научных трудов.

Правда, в январе 2001 года облпрокуратура обвинила профессора-губернатора в том, что он, по версии следствия, весной 1997 года потратил часть средств, выделенных Всемирным банком по программе реструктуризации угольной промышленности на оплату деятельности группы авторов, готовивших для него докторскую диссертацию. Михаил Кислюк в ходе следствия частично признал себя виновным. Дело было прекращено по амнистии, то есть по нереабилитирующему основанию.

Однако примечателен не только признанный Кислюком факт незаконного расходования государственных заемных средств на личные цели или факт плагиата, но и другое — то, что именно выходило за его подписью. В 1995 году в Кемерове была опубликована книга «Кузбасская модель реформирования экономики (теория, практика, опыт)», в качестве авторов которой указаны губернатор Михаил Кислюк и сибирский академик-экономист Владимир Сурнин. «По нашему убеждению, — делают эпохальное открытие авторы, — глубинная причина кризиса современной российской экономики состоит в полном отсутствии в советский период рыночной системы экономических отношений при преобладающем характере административно-командных методов управления». Вывод: «По мере децентрализации власти, расширения прав и свобод личности инициатива во всех областях жизни должна переходить в частные руки населения».

Кажется, тут все абсолютно понятно. Профессор Кислюк последовательно выступает за минимальное государство, то есть за максимальное самоустранение государства из экономики. Однако в вышедшей на следующей год книге «Финансовая стабилизация экономики региона», где к Кислюку и Сурнину присоединилась в качестве соавтора банковский работник Нэлли Морозенко, обосновываются довольно радикальные предложения по… усилению госрегулирования. Например, такие — установить уголовную ответственность за вывоз капитала, ввести государственное регулирование внешнеэкономической деятельности и даже «управление системой отношений собственности».

Но самое революционное предложение — проводить государственную политику сдерживания заработной платы: «В настоящее время совершенно отчетливо наметилась тенденция (на многих предприятиях) отставания темпов роста производительности труда от темпов роста заработной платы. Иначе говоря, заработная плата, получаемая на предприятиях, далеко не всегда адекватна соответствующим объемам выпущенной продукции в стоимостном выражении. Для нормально функционирующей экономики должна наблюдаться тенденция повышения темпов роста производительности труда над темпами роста заработной платы. Именно за соблюдение данного соотношения должны нести ответственность руководители предприятий, экономические и финансовые службы, а его регулирование должно осуществляться на государственном уровне».

Это высокомерное теоретизирование в 1996 году в кабинете, за окном которого боролись буквально за выживание люди, месяцами не получающие зарплату, проходили бесконечные забастовки, а шахтерское протестное движение приобретало все более радикальный характер, говорит о многом.

Есть и другой аспект. Кислюк со товарищи боится, как бы хозяева не переплатили своим работникам лишнего. Но такие «переплаты» возможны только под давлением профсоюзов. Значит, предлагая поставить «мягкотелых» руководителей под контроль государства, дабы они не смели проявлять чрезмерную уступчивость в отношении наемных работников, Кислюк наступает на интересы этих самых работников. И как можно с такими взглядами возвращаться в профсоюзное движение?! Ну если только надеяться, что мало у кого руки дойдут почитать творение бывшего губернатора, давно изданное в Кемерове…

Однако реально Кислюк, пожалуй, больше боится другого — того, что обществу напомнят о тянущемся за ним со времен губернаторства шлейфе уголовных дел. Пока он был главой администрации области, два из них завершились для него совершенно благополучно. В январе 1997 года, как сообщали СМИ, против Михаила Кислюка возбуждено уголовное дело по факту злоупотребления служебным положением. По данным следствия губернатор в 1993 году распределил между чиновниками разного уровня 1 млрд. руб., выделенный из бюджета на льготные жилищные кредиты некоторым категориям работников бюджетной сферы. В том же январе облпрокуратура возбудила в отношении Михаила Кислюка (спортсмена-штангиста) дело по факту нанесения телесных повреждений одному из депутатов местного парламента. Как уже сказано, для губернатора тогда все обошлось — дела прекратили «за отсутствием состава преступления».

Более тяжкие удары судьбы настигли Михаила Борисовича после того, как он был освобожден от должности главы региона. В марте 1998 года прокуратура Кемеровской области возбудила против него то самое дело о нецелевом использовании «угольного займа». Дело было закрыто, однако в январе 2001 года вновь открыто, и на сей раз Михаил Кислюк в ходе следствия частично признал себя виновным. А ведь если бы средства Всемирного банка были в свое время более эффективно истрачены на реструктурирование угольной отрасли, может, не произошли бы — как знать — трагические

аварии на шахтах «Ульяновская» и «Юбилейная», которые случились этой весной и вину за которые Кислюк теперь возлагает на Тулеева.

Самое серьезное обвинение из когда-либо предъявлявшихся Кислюку — это обвинение в превышении должностных полномочий при подписании им в июне 1992 года контракта с итальянской компанией Fata. Согласно документу банк Mediocredito Centrale, 51% акций которого в то время принадлежал итальянскому государству, предоставил Кузбассу кредит в размере 202, 5 млн. долларов. Деньги должны были пойти на строительство предприятий по переработке сельхозсырья и производство продуктов питания. Подписание контракта, по мнению следствия, «причинило существенный вред государственным и общественным интересам». Вопрос о законности этого документа еще в 1993 году поднял Кемеровский областной совет во главе с нынешним губернатором Кузбасса Аманом Тулеевым. Депутаты инициировали расследование обстоятельств, связанных с тем, что из более чем 200 млн. долл. было освоено всего лишь 43 миллионов. В Кемеровском облсовете утверждали, что документ подписан без необходимого согласования с региональными законодателями. Зато гарантом сделки выступило правительство РФ. Внешэкономбанку и пришлось погашать большую часть кредита. Но теперь регрессный иск предъявлен Кемеровской области.

Это уголовное дело, возбуждавшееся дважды, было прекращено 5 ноября в силу истечения срока давности, то есть по нереабилитирующему основанию. В таких случаях обвиняемый имеет право ходатайствовать о продолжении производства по делу с целью отмыть свою репутацию. Кислюк этим правом не воспользовался.

Быть может, вышеизложенные обстоятельства, которые оппоненты по предвыборной борьбе всегда могут быстро раскопать, послужат сдерживающим фактором при принятии решения о том, стоит ли в полной мере использовать «Профцентр» при реализации грандиозного профсоюзного проекта «Справедливой России»?

 

16.07.2007

 


<< Предыдущий разделК оглавлениюСледующий раздел >>

 
 

24.04.2016

Путин даже не вспомнил о профсоюзах

31.03.2016

Медведев переплюнул Шмакова

10.02.2016

Как профсоюзники «освоили» 90 миллионов

09.01.2016

Деление и вычитание

15.10.2015

Торговцы в профсоюзном храме

22.07.2015

От «откатов» до заката

Сегодня

22.10.2017
Яндекс.Метрика


Ссылки
Санатории России

 

115093, г.Москва, ул. Люсиновская, д.39, стр.5, подъезд 1, этаж 4

Тел.: 8 (909) 632-91-46

e-mail: profcenter@inbox.ru

Разработано в 2004