Центр поддержки
профессиональных союзов
и гражданских инициатив
Анархия — мать порядка

Депутат Андрей Исаев заступился за женщин в стилистике «лихих 90-х» 

Статья | 25. марта 2013 - 13:25 | Автор: Ольга Павликова


Корольков Александр / ИДР - Формат

История о том, как Андрей Исаев из борца с режимом превратился в одного из его столпов.

Депутат Госдумы Андрей Исаев, без сомнения, был главным ньюсмейкером минувшей недели. Прочитав в «Московском комсомольце» статью «Политическая проституция сменила пол», парламентарий выступил в «Твиттере» с не вполне парламентскими заявлениями, которые журналисты издания расценили как банальные угрозы. Еще бы! «Конкретный редактор и автор ответят жестко», — написал Исаев в своем микроблоге в «Твиттере». В итоге главред «МК» Павел Гусев пожаловался на депутата в прокуратуру, а «Единая Россия» инициировала принятие Госдумой специального заявления «О недопустимости злоупотребления СМИ правом на свободу слова»…

Что за человек Андрей Исаев? И почему он так возбудился, увидев в газете словосочетание «политические проститутки»? Давно знающие Исаева люди говорят, что менять точку зрения для него — обычное дело. Впрочем, сам он не видит в этом ничего дурного. «Как говорится, если человек в 20 лет не был левым, у него нет сердца, а если в 50 он так и не стал правым, значит, у него нет ума», — признался «Профилю» Андрей Исаев.

Свою политическую карьеру будущий партфункционер начал еще во время учебы на историческом факультете Московского государственного пединститута имени В.И. Ленина. Профессора института до сих пор помнят парня с буйной шевелюрой, похожей на прическу теоретика анархизма Михаила Бакунина. «Исаев обратил на себя внимание тем, что интересовался Бакуниным и Махно. Он был уверен, что образ Нестора Махно был несправедливо искажен под влиянием советской пропаганды, хотя на самом деле, как полагал Исаев, Махно был народным героем и очень позитивным человеком», — вспоминает своего студента один из преподавателей Исаева, в прошлом — народный депутат СССР и зампред Моссовета, а ныне зампред совета директоров агентства по привлечению иностранных инвестиций Сергей Станкевич. По его словам, Исаев в студенческие годы «всерьез занимался наукой, лазил в архивы и находился под влиянием анархо-синдикалистских идей». «Если бы он в то время занялся наукой профессионально, он, несомненно, серьезно продвинулся бы и сегодня мог быть как минимум членом-корреспондентом Академии наук. Я помню его работы по Бакунину и Махно, они произвели на меня сильное впечатление», — говорит Станкевич.

Впрочем, если бы Исаев родился на десять лет раньше, а не в годы перестройки, его научные поиски наверняка закончились бы уголовным сроком. Ведь студент не просто писал политически некорректные курсовые, но и выходил на митинги с черными анархистскими знаменами. «Я был свидетелем того, как его задержали на митинге, и он попал в суд. В суде он не спасовал, но его все равно оштрафовали, вынесли предупреждение, а также отправили письмо по месту учебы. Это был уже разгар перестройки, и инакомыслие приветствовалось, — вспоминает Станкевич. — Это был единственный случай, когда он был объектом политических репрессий». Впрочем, даже штраф в 50 рублей его сторонники собрали тут же, в зале суда.

Вместе со своим однокурсником Александром Шубиным (ныне — доктор исторических наук, руководитель Центра истории Института всеобщей истории РАН) начинающий политик-неформал Исаев создает организацию «Община». «В то время, когда мы познакомились, он был очень радикально настроен. Мы думали о том, как бороться с существующим режимом и чем его заменить, — рассказывает Шубин. — В итоге мы нашли в качестве альтернативы советскому строю анархизм. И мы занялись свержением коммунистического режима, причем небезуспешно».

В самиздатовской газете «Община» Исаев тогда писал, что не верит в целесообразность многопартийной системы и эффективность парламента. «Если несколько нескромных людей, собравшихся в партию, имеют гениальный план переустройства всего, ну пусть сами для себя и переустраивают», — утверждал он в 1989 году. Тогда он считал, что «чиновничья иерархия» должна быть уничтожена, а власть передана в руки «народных представителей» — «народного самоуправления в виде федерации беспартийных советов».

Свои идеи неформал Исаев пропагандировал в школе, где проводил уроки истории, на съезде анархистов и даже во время театральных студенческих постановок. Ему очень нравилось выходить на сцену — однокурсники Исаева запомнили его как человека самовлюбленного, обожавшего выступать перед публикой в любом жанре.

В 1991 году анархо-синдикалиста Исаева приглашают редактировать центральную профсоюзную газету «Солидарность».

«Будучи к моменту назначения одним из лидеров Конфедерации анархо-синдикалистов (КАС), Исаев наводнил редакцию молодыми неформалами. Профсоюзное движение умерло бы от хохота, если бы подробно ознакомилось со всем, что писали в газете с 1991-го по 1994 год. Но поскольку из всего тиража в пятнадцать тысяч экземпляров реально распространялись тысячи две-три, то — слава богу! — профсоюзы были спасены», — делятся воспоминаниями о бывшем главном редакторе журналисты газеты. Сотрудники Исаева в те годы то пытались найти противоречия между Карлом Марксом и Михаилом Бакуниным, то на три номера разворачивали дискуссию об итогах кубинской революции. «В газете «Солидарность» мы негативно оценивали приватизацию, критиковали Ельцина, но со временем становились все более умеренными, — вспоминает Александр Шубин. — Мы еще сотрудничали где-то до 2000 года: в 90-е он оставался человеком левоцентристских взглядов, на грани веков ушел в «центристы» и далее вправо. Наши политические взгляды разошлись».

Не оставляя руководство газетой, в 1995 году Исаев становится секретарем Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР). «Он понял, что на этом может сделать неплохую политическую карьеру. В конце 90-х годов он удачно попал под крыло Московской федерации профсоюзов, которые всегда были приводным ремнем правящей партии. И с тех пор он был вынужден встраиваться в любую правящую партию», — отмечает Юрий Миловидов, исполнительный директор Центра поддержки профсоюзов и гражданских инициатив.

В 1999 году ФНПР делает ставку на политический блок «Отечество — Вся Россия» (ОВР) Юрия Лужкова и Евгения Примакова, где также имелось левое крыло. Исаев становится членом политсовета движения. «На тот момент это была такая антиельцинская и антипутинская партия, — говорит Шубин. — Но когда блок получил 13% на парламентских выборах и Исаев стал депутатом, его взгляды начали праветь. Это происходит со многими людьми, но, наверное, никто не проделал столь длинный путь — от анархиста до рьяного консерватора». В итоге, когда в 2001 году «Отечество — Вся Россия» и «Единство» объединились в партию «Единая Россия», Исаев был уже одним из видных партийных идеологов, напрочь забыв о своих прежних идеологических предпочтениях.

«Я о своей судьбе не жалею. Моя работа в «Единой России» резко отличается от того, что написано в сочинениях Бакунина. Ну что делать, люди меняются. Это свойство человека — меняться под воздействием обстоятельств», — говорит Исаев. Тем не менее, по его словам, в «Единой России» он продолжает отстаивать интересы профсоюзов. «Анархистом быть я перестал, а синдикалистом остался», — утверждает он.

Но от того, что представитель профсоюзов Исаев прошел в парламент, по словам Миловидова, сами профсоюзы ничего не выиграли — скорее, даже наоборот. «Трудовой кодекс, который продвигал Исаев, только ухудшил материальное положение работников и положение профсоюзов. При этом проблема невыплаты заработной платы так и не была решена, а МРОТ по-прежнему остался ниже уровня прожиточного минимума», — возмущается профсоюзный деятель Миловидов.

Исаев отвечает, что претензии его оппонентов справедливы лишь отчасти. «Когда я начинал работать, МРОТ был равен 83 рублям, что составляло 3 доллара США в месяц. И он использовался для чего угодно, кроме расчета заработной платы. А сейчас МРОТ составляет 5205 рублей и в ближайшие два года достигнет уровня прожиточного минимума. Что касается задолженности по зарплате, сейчас она касается единиц и сотен, а не десятков и сотен тысяч, как раньше. Мы активно работали и над повышением пенсий», — говорит он.

Но Миловидов настаивает, что в Думе, как и в профсоюзном движении, Исаев больше занимается демагогией, чем реальными делами. «В прошлом году было 50-летие расстрела рабочих в Новочеркасске. Руководство ФНПР приехало в город. Я видел, как они на огромных дорогих автомобилях, в окружении машин ГИБДД ехали по перекрытым улицам города. После возложения цветов Исаев вместе с губернатором принял участие в телеэфире, обещал оказать помощь родственникам погибших. Но за год, прошедший с той поры, никому никакая помощь так и не была оказана. И это, к сожалению, их стиль», — отмечает Миловидов.

Между тем в партии Исаев быстро шел вверх по карьерной лестнице. В 2004 году он становится председателем думского комитета по труду и социальной политике, в 2008-м — первым заместителем секретаря президиума генсовета «Единой России», а затем и членом бюро высшего совета. Вскоре он сделался одним из медийных лиц партии. «В эпоху Владислава Суркова, когда встал вопрос, кого выпускать в эфир против Жириновского и других сильных полемистов 90-х годов, оказалось, что наиболее подходящей фигурой был Исаев. Он мог кого угодно заткнуть в эфире и на что угодно ответить. Он настоящий публичный политик эпохи демократии и поэтому всегда был востребован в медийной сфере», — говорит один из сотрудников аппарата партии.

По его словам, Исаева даже прочили в губернаторы. Впрочем, несмотря на это, замечает наш собеседник, реальное влияние Исаева в партии никогда не было значительным. «В эпоху стабильности медийные способности политика с каждым годом котировались все меньше. Проще говоря, в партии начали считать, что тот, кто идет в «ящик», тот клоун. А серьезные люди на телевидение не ходят. И хотя они с Сергеем Неверовым оба были замами у ныне всесильного Вячеслава Володина, с уходом Володина в правительство вопрос о том, кто его заменит, не стоял. Кандидатура Исаева даже не рассматривалась. Неверов был гораздо менее публичным, но зато прослыл хорошим организатором и аппаратчиком, а не телевизионной балаболкой», — рассказал «Профилю» источник в «Единой России».

И хотя Исаев по-прежнему поддерживает все инициативы партии, включая самые скандальные, а также выступает с резкой критикой в адрес оппозиционеров и журналистов, его стиль в партии все больше становится моветоном. «Идеальный единоросс для партии — это человек, который говорит никак, который выступает никак, но всем своим лицом и словами показывает, что он занимается делами, а не словами, строит дороги, ремонтирует дома и т.д. — заявил наш источник. — Исаев же со своими речевыми изысками в этом плане резко выбивается из общей массы».

«Я думаю, его, скорее всего, «сольют», — говорит сотрудник партийного аппарата. Он уверен: уйдя из Думы, Исаев завершит свою политическую карьеру. Один из возможных вариантов трудоустройства для него — пост главы ФНПР. «Нынешний председатель федерации Михаил Шмаков четырежды избирался на этот пост, он руководит структурой уже двадцать лет и, наверное, готов руководить и дальше, — рассказывает собеседник «Профиля» в администрации президента. — Однако в Кремле не поддерживают столь длительное пребывание в одной должности: даже Путин уступал место Медведеву, чтобы не идти на третий срок подряд». Исаев с 2011 года — первый зам Шмакова и формально может стать его преемником. Для него это был бы неплохой вариант, считает собеседник «Профиля»: «На балансе профсоюзов находится колоссальная собственность, и распоряжаться ею не только почетно, но и крайне выгодно». Впрочем, полагает он, Шмаков — опытный лоббист, и кто знает, может, ему удастся невозможное — переизбраться на пятый срок. Тогда Исаеву придется искать какую-то другую работу, а ему бы этого, скорее всего, не хотелось.

Как поговаривают в партаппарате, несмотря на принадлежность к партии, которую то и дело называют «партией жуликов и воров», сам Исаев так и не смог сделать серьезный бизнес на политике. «Его гостиница в Германии — то, о чем в последнее время так часто пишут, — это просто мелочь по сравнению с тем, чем владеют многие партийцы. В их глазах он нищий. Дело в том, что серьезные лоббисты к Исаеву никогда не обращались. Ведь он руководил малопривлекательным для них комитетом по труду и социальной политике, а в остальное время занимался лишь публичной работой», — комментирует явно недолюбливающий Исаева партиец…

Между тем в Думе на место партийцев «нулевых» стали приходить представители «Общероссийского народного фронта». Началась борьба компроматов. Депутаты стали обнародовать информацию о зарубежной недвижимости, искать фирмы и предприятия. В Думе не исключают, что даже информация об элитной квартире Ирины Яровой была направлена в СМИ ее оппонентами в «Единой России».

Сам Исаев, похоже, тоже понимает, что его время в «Единой России» уже ушло. «Я буду заниматься политикой в течение этого созыва. Перед новыми выборами я, конечно, подумаю, что делать дальше. Так как я нахожусь в Думе уже четвертый созыв, возможно, подумаю о смене рода деятельности», — признался он.

Единственными, кто наверняка будет скучать по Исаеву, станут его коллеги-женщины. Та же Екатерина Лахова, которую в скандальной статье в «МК» причислили к представителям древнейшей политической профессии, отзывается об Исаеве как об исключительно благородном человеке. «В ситуации с «МК» он поступил как рыцарь. Отношение Андрюши к женщинам всегда было уважительным, он ответил как настоящий мужчина. Поэтому я за него всегда буду заступаться», — говорит Лахова.  

Об авторе

Ольга Павликова              Профиль, 25 марта 2013

 


<< Предыдущий разделК оглавлениюСледующий раздел >>

 
 

24.04.2016

Путин даже не вспомнил о профсоюзах

31.03.2016

Медведев переплюнул Шмакова

10.02.2016

Как профсоюзники «освоили» 90 миллионов

09.01.2016

Деление и вычитание

15.10.2015

Торговцы в профсоюзном храме

22.07.2015

От «откатов» до заката

Сегодня

19.10.2017
Яндекс.Метрика


Ссылки
Санатории России

 

115093, г.Москва, ул. Люсиновская, д.39, стр.5, подъезд 1, этаж 4

Тел.: 8 (909) 632-91-46

e-mail: profcenter@inbox.ru

Разработано в 2004