Центр поддержки
профессиональных союзов
и гражданских инициатив
Качество жизни и внутрипрофсоюзная демократия

Ю.Н. Миловидов
Центр поддержки профессиональных союзов и гражданских инициатив – ПРОФЦЕНТР, г. Москва
Качество жизни
и
внутрипрофсоюзная демократия.



  Данная статья была подготовлена в
качестве выступления Ю.Н. Миловидова на Международном Форуме «Качество жизни: содружество науки, власти, бизнеса и общества»,
состоявшемся 7 декабря 2005г. в Российской
академии Государственной службы при
Президенте Российской Федерации


Мировой и исторический опыт развития рыночных отношений достаточно убедительно показывает, что проблемы качества жизни большинства граждан и, первую очередь, наемных работников не могут быть эффективно решены без активного участия профсоюзов. Но профсоюзов не мифических, не формальных, а реально и эффективно действующих в сфере социально-трудовых отношений. Главными, но далеко не единственными, в этой сфере для профсоюзов являются вопросы заработной платы, занятости и охраны труда. Но в решении именно этих вопросов наша страна существенно отстает от большинства западно-европейских и других, так называемых, цивилизованных государств, успешно развивающихся на основе рыночной экономики. С точки зрения решения вопросов заработной платы, занятости, охраны труда, социальных гарантий можно сделать довольно очевидный вывод – при всем формальном профсоюзном многообразии в России пока нет эффективно действующих профсоюзов. В свое время Карл Маркс, анализируя бурно развивающееся профсоюзное движение западноевропейских стран, сделал блестящий и, по моему, обоснованный вывод о том, что «…степень развития коалиций (читай,-профсоюзов) в данной стране с точностью указывает место, занимаемое ею в иерархии мирового рынка». Другими словами, чем сильнее развито профсоюзное движение в стране, тем сильнее ее экономика. И на оборот! Так что недоразвитость российского профдвижения во многом предопределяет слабость нашей экономики и темпы ее развития со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Причин недоразвитости современных российских профсоюзов множество, но главная, как нам представляется, кроется в их (профсоюзов) явной и устойчивой недемократичности. Хотя, как правило, профсоюзы во всем мире признаются наиболее демократичными организациями, т.к. являются массовыми добровольными объединениями граждан. Демократические традиции в мировом профсоюзном движении формировались более 200 лет, они зиждятся прежде всего на глубоком уважении прав членов профсоюзов в управлении своими организациями. Однако в год своего векового юбилея профсоюзы России вряд ли могут претендовать на роль самых или даже просто демократичных организаций, т.к. абсолютное большинство членов профсоюзов фактически отлучено от принятия внутрипрофсоюзных решений. Кто, например, принимал решение об учреждении политического крыла профсоюзов под названием «Союз труда» и почему этот союз, финансируемый из профсоюзных взносов, целиком и полностью поддерживает политическую партию «Единая Россия»? На основании каких полномочий профсоюзные функционеры подписывают с работодателями и правительством Российской Федерации генеральное соглашение в сфере социально-трудовых отношений и какую ответственность несут перед рядовыми членами профсоюзов за его систематическое невыполнение? Какова судьба богатейшего профсоюзного имущества, доставшегося Федерации независимых профсоюзов России по наследству от советских профсоюзов? Стоимость этого имущества (санатории, пансионаты, дома отдыха, гостиницы, туркомплексы, стадионы, бассейны и многое другое) оценивается экспертами в сумме 6—7 млрд. долл. США, а вместе с земельными участками - в разы больше. Кто и в чьих интересах распоряжается этим общественным достоянием? Кто и как избирает председателя ФНПР и на основании каких полномочий он делает многочисленные заявления от имени миллионов членов профсоюзов? Почему, не имея позитивных видимых результатов в сфере социально-трудовых отношений (зарплата, занятость, охрана труда, социальные гарантии…), профсоюзные боссы долгие годы безмятежно и бессменно занимают

свои профсоюзные посты? Кому и зачем мы ежемесячно платим профсоюзные взносы? Вопросов может быть еще множество, но именно их обилие красноречиво говорит о недемократичности наших профсоюзов. Между тем, не может быть демократическим государство, если в нем действуют недемократические профсоюзы.

В качестве одного из доказательств недемократичности российских профсоюзов приведу результаты относительно недавнего социологического опроса, касающегося деятельности наиболее известного профцентра страны — Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР).

Данное социологическое исследование проводилось в течение с июня по ноябрь 2005 года (полевая работа в сентябре-октябре 2005 года) под руководством автора с привлечением студентов вузов нижеперечисленных регионов. Исследование проводилось в форме экспресс-опроса общественного мнения с целью выяснения участия членов профсоюзов, входящих в Федерацию независимых профсоюзов России, в избрании делегатов на V съезд ФНПР (съезд проходил 6-7октября 2005 года). Аналогичное исследование было проведено автором в 2001году с целью выяснения участия членов профсоюзов в избрании делегатов на IV съезд ФНПР (съезд проходил 28-30ноября 2001года), поэтому некоторые современные результаты будут сравниваться с результатами прошлого исследования, которые будут указываться в скобках.

Постановлением Генерального совета ФНПР от 09 июня 2005 года была установлена норма представительства по выборам делегатов V съезда— 1 делегат от 250 тысяч членов профсоюзов. В 2001 году норма представительства на IV съезд ФНПР была установлена – 1 делегат на 90 тысяч членов профсоюзов. Таким образом число делегатов сократилось в разы, а именно с 800 человек на IV съезде до 200 человек на V съезде.

Опрос проводился устно по формализованному вопроснику. Всего методом случайной выборки было опрошено 1844(1932) респондента в возрасте старше 14 лет* в следующих субъектах РФ: Владимирская, Московская, Мурманская, Омская, Свердловская, Тверская, Тульская, Челябинская, Ярославская области, Краснодарский и Приморский края, города Москва и Санкт-Петербург. Членами профсоюзов из них оказалось 956 (1016) человек, что составило 51,8% (51,52,6%) от всей выборки. Членами профсоюзов, входящих в ФНПР, себя признали 568 (557) респондентов из 956 членов самых различных профсоюзов, что составило 59,4(54,8%)**. Опрос по всему вопроснику был проведен с этими 568 респондентами, которых мы приняли за 100%.

Социальный портрет респондентов:
Пол: мужской 267 чел. = 47%

женский 301 чел. = 53%
Возраст: до 30 лет 133 чел. = 23,4%

30—50 лет 281 чел. = 49,4%

51 год и старше 154 чел. = 27,1%

Наемных работников среди опрошенных оказалось 429 человек (75,5%), студентов и учащихся профтехучилищ — 51 человек (9%), пенсионеров — 88 человек (15,5%).

В числе опрошенных оказались члены следующих профсоюзов: авиационных работников — 19 человек; автомобильного транспорта и дорожного хозяйства — 23 человека; автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения — 31 человек; агропромышленного комплекса — 28 человек; работников водного транспорта — 37 человек; железнодорожников и транспортных строителей — 43 человека; работников здравоохранения — 64 человека; работников культуры — 20 человек; работников лесных отраслей — 37 человек; машиностроителей — 45 человек; рабочих местной промышленности и коммунально-бытовых предприятий — 51 человек; работников народного образования и науки — 81 человек; работников рыбного хозяйства — 14 человек; работников связи — 18 человек; строительства и промышленности строительных материалов — 27 человек; текстильной и легкой промышленности — 14 человек; работников химических отраслей — 16 человек. Принадлежность к тому или иному профсоюзу определялась по ответам на прямой (членом какого профсоюза вы являетесь?) и косвенные вопросы: на каком предприятии и кем вы работаете (работали); сколько лет состоите в профсоюзе; сколько профсоюзов действует на предприятии; кто возглавляет профсоюзную организацию; чем, в основном, занимается профком (цехком, профгруппорг). В необходимых случаях интервьюеры связывались с профкомом или администрацией предприятия и уточняли наличие профсоюзной организации и ее структурную принадлежность. В отдельных случаях обращались за разъяснением в аппарат региональных федераций профсоюзов и центральных комитетов профсоюзов.

На вопрос «Знаете ли Вы, что в начале октября 2005 года в Москве будет проходить V съезд Федерации независимых профсоюзов России?» ответы распределились следующим образом:

1. Да 32 (41) чел. = 5,6% (7,4%)

2. Нет 347 (286) чел. = 61,1% (51,3%)

3. Что-то слышал(а) об этом 78 (92) чел. = 13,7% (16,5%)

4. Затрудняюсь ответить 111 (138) чел. = 19,5% (24,8%)

Следовательно, накануне V съезда ФНПР о его проведении знали или что-то слышали об этом лишь каждый пятый член профсоюза. Подавляющее большинство членов профсоюзов (более 80%) о съезде либо просто ничего не знали (61,1%), либо затруднились ответить что-либо о нем (19,5%), что красноречиво подтверждает явный дефицит какой-либо информации о событии. Следует также обратить внимание на существенное ухудшение по сравнению с 2001 годом и без того низкой информированности членов профсоюзов о предстоящем съезде ФНПР.

На вопрос «Проводятся ли у Вас на предприятии, в организации профсоюзные собрания?» респонденты дали следующие ответы:

1. Да 169 (178) чел. = 29,8% (31,9%)

2. Нет 281 (257) чел. = 49,5% (46,1%)

3. Затрудняюсь ответить 118 (122) чел. = 20,8% (21,9%)

Таким образом, лишь 30% респондентов (чуть меньше, чем каждый третий) утвердительно ответили, что профсоюзные собрания у них проводятся, однако примерно половина респондентов придерживается прямо противоположного мнения, а каждый пятый член профсоюза не смог дать определенного ответа. Но в данном случае, как нам представляется, неопределенность равносильна отрицательному ответу. Полученные результаты являются основанием для вывода о том, что на большинстве предприятий профсоюзные собрания по прежнему не проводятся, и, следовательно, большинство членов профсоюзов не имело возможности участвовать в избрании делегатов на V съезд ФНПР. Еще убедительнее этот вывод подтверждается ответами респондентов на прямой вопрос:

«Участвовали Вы лично в избрании делегата (делегатов) на V съезд ФНПР?»:

1. Да 21 (28) чел. = 3,7% (5,0%)

2. Нет 445 (453) чел. = 78,3% (81,3%)

3. Затрудняюсь ответить 102 (76) чел. = 18% (13,6%)

Из полученных ответов видно, что подавляющее большинство членов профсоюзов как и 2001 году не участвовали в избрании делегатов на V съезд ФНПР. 21 человек (3,7% от общего числа респондентов), принявших участие в избрании делегатов, оказались в большинстве своем из числа профсоюзных работников и активистов.

Отстраненность большинства членов профсоюзов от участия в избрании делегатов подтверждается также ответами на последний вопрос: «Знаете ли Вы что-либо о делегатах V съезда ФНПР, представляющих на нем интересы…»***:

1. Вашей профессии «Да» 39 чел. = 6,9% (8,3%) «Нет» 529 чел. = 93,1% (91,7%)

2. Вашего предприятия (учреждения) «Да» 83 чел. = 14,6% (19,0%) «Нет» 485 чел. = 85,4% (81,0%)

3. Вашей отрасли «Да» 54 чел. = 9,5% (12,0%) «Нет» 514 чел. = 90,5% (88,0%)

4. Вашего региона «Да» 69 чел. = 12,1% (14,5%) «Нет» 499 чел. = 87,9% (85,5%)

Таким образом, несмотря на то, что Генеральный совет ФНПР утвердил 9 июня 2005 года норму представительства на V съезд ФНПР — 1 делегат от 250 тысяч членов профсоюзов, абсолютное большинство этих самых членов профсоюзов в избрании делегатов участия не принимало. Как и в случае с предыдущем съездом делегаты избирались не на собраниях и конференциях первичных профсоюзных организаций, не на референдумах членов профсоюзов, а чаще всего на заседаниях выборных коллегиальных органов общероссийских профсоюзов и территориальных профобъединений. Более того, многие из этих заседаний были впервые проведены заочно, т.е. по телефону или по почте, что совершенно не предусмотрено действующими уставами профсоюзов и явно противоречит демократическим традициям и нормам внутрипрофсоюзной деятельности. Так поступил центральный комитет Общероссийского профсоюза работников автомобильного транспорта и дорожного хозяйства (это примерно 80 человек), Центральный комитет Общероссийского профсоюза работников строительства и промстройматериалов (это тоже примерно 80 человек) и многие другие профсоюзы. А центральный комитет профсоюза работников здравоохранения совершенно вызывающе провел свое заседание не где-нибудь в российской глубинке, а на одном из лучших курортах Кипра. По нашим подсчетам в выборах делегатов на V съезд ФНПР участвовало менее 10 тысяч членов профсоюзов из числа, в основном, профсоюзных работников и активистов. Следовательно, так называемые делегаты съезда представляли на нем либо самих себя, либо весьма узкую прослойку профсоюзных функционеров. Основная же масса членов профсоюзов — почти 30 миллионов человек в избрании делегатов на V съезд ФНПР не участвовала, т.е. фактически была лишена права избирать и быть избранным.Таким образом, напрашивается естественный вывод о том, что V съезд ФНПР, как и предыдущий, является нелегитимным, т.к. в его работе участвовали делегаты, не имеющие каких-либо полномочий от членов профсоюзов. Отсюда вытекает нелегитимность так называемых руководящих органов ФНПР, их полномочий на представительство интересов наемных работников, на подписание разного рода документов, включая генеральное соглашение и т.д. и т.п. В конечном итоге любые громкие заявления и требования руководителей ФНПР, не подкрепленные поддержкой профсоюзных масс, с легкостью игнорируются и работодателями и правительством Российской Федерации.

Мне часто приходится писать о кризисе российских профсоюзов в современных условиях. Но, может быть, это не столько кризис профсоюзов, сколько частное проявление общего кризиса реформируемого общества с его устойчивыми рецидивами советской патерналистской психологии. В этом смысле известная слабость профсоюзного движения не есть вина или беда профсоюзов, это особенность их современного состояния и, если хотите, развития. Кризис, стагнация почти всегда сменяются бурным развитием. Полагаю, что российские профсоюзы находятся на самом пороге этого развития. Оно связано, прежде всего, с обеспечением реального участия членов профсоюзов во внутрипрофсоюзной деятельности. Члены профсоюзов должны иметь возможность избирать своих лидеров и контролировать их деятельность, делегировать им и возвращать обратно свои полномочия. Профлидерам необходимо отказаться от пагубной привычки выступать от имени членов профсоюзов, не спрашивая их и не имея на то их согласия. Внутрипрофсоюзная демократия, будучи пока модной декларативной нормой, должна обернуться властью членов профсоюзов. Для этого за членами профсоюзов необходимо законодательно закрепить, как минимум, четыре права:

Первое. Право члена профсоюза на участие в избрании любого профсоюзного лидера, который каким либо образом выступает от его имени;

Второе. Право члена профсоюза на участие в принятии коллективного договора, тарифного, регионального и генерального соглашений, действие которых так или иначе на него распространяется;

Третье. Право члена профсоюза на участие в принятии решения о поддержке профсоюзом и (или) профобъединением какой-либо политической партии или кандидата на пост президента страны;

Четвертое. Право члена профсоюза на участие в управлении профсоюзным имуществом и контроле за его использованием.

При этом соответствующие профорганы должны быть обязаны предоставлять членам профсоюзов возможность реализации вышеназванных прав.

Являясь по определению организациями демократическими, профсоюзы России по своей сути остаются пока, пожалуй, самыми недемократичными в мире. С такими профсоюзами говорить о повышении качества жизни можно сколько угодно, сделать что-либо реальное маловероятно. Между тем качество реализации прав членов профсоюзов должно непременно позитивно отразиться на повышении качества жизни граждан.

  * По Федеральному Закону «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» от 12.01.1996 г. членом профсоюза может быть «каждый, достигший возраста 14 лет и осуществляющий трудовую (профессиональную) деятельность…».
** Какова численность членов профсоюзов, входящих в ФНПР в нашей стране, точно не знает никто. На IV съезде ФНПР ее председатель Михаил Шмаков подчеркнул следующее: «Мы должны не бояться разобраться с реальной численностью. Сейчас нас — 38 миллионов. Но фактически эта цифра носит заявительный характер и основана на доверии». К V съезду численность ФНПР сократилась до 29 миллионов человек.
*** На этот вопрос можно было выбрать несколько вариантов ответа.

 


<< Предыдущая новостьСписок новостейСледующая новость >>

 
 

31.10.2017

Путин опять позабыл о профсоюзах, зато профбоссы успели его «лизнуть»

24.04.2016

Путин даже не вспомнил о профсоюзах

31.03.2016

Медведев переплюнул Шмакова

10.02.2016

Как профсоюзники «освоили» 90 миллионов

09.01.2016

Деление и вычитание

15.10.2015

Торговцы в профсоюзном храме

Сегодня

13.12.2017
Яндекс.Метрика


Ссылки
Санатории России

 

115093, г.Москва, ул. Люсиновская, д.39, стр.5, подъезд 1, этаж 4

Тел.: 8 (909) 632-91-46

e-mail: profcenter@inbox.ru

Разработано в 2004